Пластическая хирургия: задача — обеспечить безопасность!

Пластические операции сегодня стали делом настолько привычным, что делать их берутся где угодно и кто угодно. Отсюда и иногда печальные – для пациента – последствия. О вопросах безопасности, связанных с пластическими операциями, мы побеседовали с ведущим пластическим хирургом Скандинавского медицинского центра А.А. Маркеловым.

— Александр Маркелов, можно ли предсказать риск осложнений при проведении пластической операции?

— Восстановление после операции зависит от множества факторов: состояния здоровья пациента, наличия у него вредных привычек, даже психологического состояния – насколько он готов выполнять все правила послеоперационного поведения, предписанные врачом.
Наша профессиональная задача – постараться оценить эти риски еще до операции. На первом собеседовании мы выслушиваем пожелания пациента и оцениваем, можно ли вообще выполнить то, что он ожидает, исходя из существующих методик и его физических данных. Я должен предположить, как будет протекать заживление, реабилитационный период именно у этого пациента, оценить взвешенность его решения идти на риск.

— И вы можете отказать в операции, если риск, на ваш взгляд, слишком велик?

— Да, если для этого есть основания.

Для нас главное – здоровье пациента.
Иногда к нам обращаются люди под влиянием эмоций, которым кажется, что с помощью пластики – и только ее! – они могут изменить свою жизнь. Им мы стараемся отсрочить операцию и дать время подумать.

Конечно, решение принимает сам пациент. Он может развернуться и пойти в другую клинику, где ему за его деньги будут готовы исполнить любой каприз. Но я обычно рекомендую воздержаться от операции до исчезновения тех или иных (как правило, личных) проблем.

Наша профессиональная задача – постараться оценить риски еще до операции

— Александр Маркелов, а дальше?

— Далее мы составляем план операции. Я рассказываю о методиках, как все будет делаться, для каждой операции конкретно.
Потом пациент должен пройти у нас полное медицинское обследование. При необходимости мы привлекаем для консультации других специалистов. Например, для блефаропластики обязательна консультация окулиста, который смотрит состояние глазного дна, сетчатки и т.д. При липосакции оценивается свертываемость крови, возможные нарушения эндокринной системы.
И в каждом случае пациент должен подробно изложить «Анамнез жизни». Нужно вспомнить все свои болезни, в том числе детские, все имеющиеся аллергии, перенесенные операции под местной или общей анестезией и как они протекали, показать рубцы от прошлых операций. Это поможет избежать неприятностей в ходе операции и потом, в процессе заживления.

Один из вопросов – про вредные привычки, в первую очередь курение. Для достижения эстетического результата очень важно хорошее течение послеоперационного периода, а курение не лучшим образом влияет на регенерацию тканей.

Выясняем также, принимает ли пациент лекарства, действующие на свертываемость крови, гормональные контрацептивы и другие гормональные средства. После приема каждого из этих препаратов до операции должно пройти определенное время.

— Итак, решение об операции принято. К ней надо как-то готовиться?

— Если в ходе обследования здоровья пациента не нашли никаких отклонений от нормы, определяется дата. В ночь перед операцией назначаются седативные препараты: пациент должен хорошо выспаться, быть спокойным, без излишней нервозности. Наутро – еще одна беседа, чтобы оценить его текущее психологическое состояние, насколько он готов к переменам в своей жизни.

— Неужели это тоже влияет на результат?

— Конечно! Представьте, как женщина через день после операции впервые посмотрит на себя в зеркало. На лице могут быть отеки, синяки, швы еще свежие. Отсюда – стресс, а чем сильнее переживания, тем медленнее заживают ткани.

— Александр Маркелов, как же этого избежать?

— Некоторую депрессию (подавленность, ухудшение настроения) так или иначе переживают почти все пациенты. Но этот процесс можно значительно облегчить.

Мы стараемся, чтобы между пациентом и врачом возникло доверие. Тогда он будет знать, что все, что с ним происходит в клинике, направлено на получение именно того результата, который он хотел.

Если врач говорит, что после операции нельзя наклоняться, потому что от этого повышается давление и могут разойтись швы, он понимает: чем точнее будет следовать тем или иным рекомендациям, тем лучше будет результат.
Побудительные причины придти, например, на пластику лица у всех разные. В зрелом возрасте это решение, как правило, обдуманное, осознанное, пациентка знает, что ее ждет, к чему готовиться. Она охотно подчиняется указаниям врача. А молодые женщины могут находиться под влиянием эмоций. И вот тут очень важно объяснить, что интересующий их результат не будет мгновенным, но непременно будет — после исчезновения отеков, синяков, которые являются, по сути, естественным ответом организма на операционную травму.

Нужно обращать внимание на появление возрастных изменений, и чем раньше, тем лучше

— Александр Маркелов, значит, пластические операции лучше делать в зрелом возрасте?

— Вовсе нет. Наоборот. То, что лицевые пластические операции нужно делать после 50 – предубеждение. Нужно обращать внимание на появление возрастных изменений, и чем раньше, тем лучше. Что называется, не доводить до критической точки.
Чем моложе женщина, тем менее стойкие у нее морщины, менее выражено опущение тканей лица и так далее. И тогда потребуется менее обширное оперативное вмешательство, область операции более узкая. К тому же молодые ткани лучше восстанавливаются. А значит – и риска для здоровья будет меньше, и результат будет лучше, и сохранится дольше.

Оставить комментарий