Метод Бутейко: между йогой и принцем Чарльзом

Когда тебе обещают вылечить астму или аллергию без лекарств — сложно воспринять такое предложение без подозрений. В памяти всплывают сомнительные целители, расплодившиеся в нашей стране за последние годы.

Расспросы знакомых показывают, что о методе Бутейко слышали многие. Некоторые даже знают, что так вылечили принца Чарльза Уэльского, после чего метод стали активно внедрять в Великобритании. Но объяснить, что это такое, не может никто.

Ситуацию несколько проясняет сайт клиники. Здесь можно узнать, что Константин Павлович Бутейко (1923-2003) был первым ученым, кто еще полвека назад указал на ведущую роль "избыточной вентиляции" легких в механизме развития астмы, гипертонии и стенокардии. Для борьбы с этими болезнями он учил пациентов дышать менее шумно, практически незаметно.

Неужели же все, к чему нас приучали с детства — "дыши глубже! набирайся кислорода!" — неверно? Похоже, лучший способ разобраться — это посетить клинику. Туда я и отправляюсь со своим вечнозаложенным носом, который, как уверяют, является одним из симптомов аллергического ринита.

Главные инструменты: пальцы и секундомер

Прием ведет главный врач клиники Андрей Евгеньевич Новожилов. Сначала он объясняет, в чем смысл процедуры:
— Речь идет об устранении избыточной вентиляции, когда через наши легкие проходит слишком много воздуха. Это вызывает дефицит углекислого газа в легких и развитие массы заболеваний, начиная с ринита и кончая гипертонией. Мы оцениваем степень гипервентиляции с помощью контрольной паузы — задержки дыхания после выдоха.

Доктор показывает таблицу на стене. Пауза в 60 секунд — это норма. Все, что ниже — глубокое дыхание и болезнь. После самой маленькой паузы в 5 секунд — черная полоса с надписью "Смерть". То, что выше шестидесяти — сверхвыносливость. Максимальное число в таблице — 180, до такой задержки дыхания натренировался сам Бутейко. Выше написано "Особые состояния". Наверное, такие бывают только у йогов.
— Теперь измерим вашу паузу. Сядьте на краю стула. Спина прямая. Ртом дышать нельзя никогда. Когда мы дышим носом, воздух обеззараживается, согревается и увлажняется. Ну, давайте, зажимаете нос.

Сижу с зажатым носом, стараюсь не пропустить "первый позыв" вдохнуть. И одновременно стараюсь сдержаться подольше — очень хочется показать хороший результат.
— 17 секунд, — констатирует Андрей Евгеньевич. — Но это был не первый позыв, вон воздух хватанули. А теперь считаем: во сколько раз вентиляция легких превышена? Если 60 разделить на 15, будет четыре. То есть через ваши легкие проходит не 5 литров в минуту, а 20! Трудитесь за четверых.

Теперь мы переходим непосредственно к упражнениям. Задержка дыхания, после чего нужно дышать спокойно и неглубоко. Если потянуло на "глубокий вздох" — начинай сначала.

Второе упражнение — задержка дыхания в ходьбе. Пять минут я марширую по кабинету и периодически зажимаю нос. Тем временем доктор объясняет, что есть более эффективный способ снизить объема вдоха — за счет расслабления всего тела, а не за счет волевого "недодыхивания".

— Главное — научиться держать себя в недостатке воздуха. Это еще Лао Цзе говорил: "Дыхание совершенного человека такое, как будто бы он не дышит". А японским самураям ставили перышко около носа и давали команду — дышать так, чтобы перышко не двигалось.

В заключение снова измеряем паузу. Те же 17 секунд — но теперь по-честному, без усилия.

Мы не секта

Первый прием в клинике Бутейко индивидуальный: каждому рекомендуют свой набор упражнений. Зато последующие занятия проходят в группе. В той, куда попала я, собралось шесть человек. Все очень разные: первым пришел деловой мужчина около сорока лет. Последней, немного опоздав к началу, вбежала девушка лет пятнадцати.

Доктор Новожилов по очереди расспрашивает каждого, как успехи. Ответы похожие: после нескольких дней упражнений все отмечают, что болезни уходят — кто-то стал лучше спать, кто-то уже не пользуется каплями для носа…

Однако доктору этого недостаточно: он выясняет у каждого, насколько увеличилась контрольная пауза. Один из пациентов признается, что не замерял ее — мол, он и так "доверяет доктору".
— У нас не религиозная секта, — возражает доктор. — Это научный метод, здесь должны быть точные цифры. Иначе оценить эффективность невозможно. Снять симптомы — это одно, но вылечиться — совершенно другое.

Затем обсуждаются вопросы других пациентов. В чем преимущество упражнений с нагрузкой? И как решить проблему "ночного дыхания" — неужели делать упражнения даже среди ночи?

— Сами выбирайте: или научитесь дышать, или будете вечно зависеть от нафтизина, — предлагает Андрей Евгеньевич. — А будь вы сейчас в Новой Зеландии, вас бы вообще принудительно посадили на гормональные ингаляторы. Такая у них политика. Еще 50 лет никакой астмы у них не было, а сейчас там каждый 4 ребенок с астмой. Все это — результат медикаментозного лечения бронхита и других заболеваний.

Доктор рисует на доске графики, показывая, как выглядит процесс дыхания в разных случаях. Попутно выясняется, что возможен еще один способ избежать гипервентиляции: сокращать не глубину вдоха, а скорость выдоха. Поэтому астму можно лечить даже пением.

Но это уже отступление от темы, и доктор предлагает пациентам новое упражнение "по Бутейко". Все зажимают носы. Доктор наблюдает, дает советы: "Душить себя не надо — найдите такое состояние недостатка воздуха, в котором вам легко и приятно".

С каждой минутой в кабинете становится все тише. А для борцов с гипервентиляцией это — самый желанный результат. Что же касается моего носа, то его действительно "разложило".

Читайте также: интервью с главным врачом клиники Андреем Новожиловым и исполнительным директором Тарасом Щетининым.

Оставить комментарий