Великая сила стриптиза

После звонка в аудиторию просунулась смущенная физиономия Михайленко.

— Аленка , тебя можно ? — он залился румянцем.

Девчонки прыснули.
— Ну, Чего надо? — я с трудом скрывала возмущение.

Леонида знаю с пеленок мы выросли в одной песочнице, где обменивались игрушками и детскими болезнями: я ему — свинку, он мне — ветрянку. Наши мамы дружили «семьями» на детской кухне. Но вот детство закончилось — и наши пути-дорожки , понятное дело , разошлись.

И надо ж такому случиться — Леня поступил на тот же факультет, что и я. Из подгузников он, разумеется, вырос, но так и остался единственным маминым сыночком. В то время как я стала любимой папиной дочкой. Поняли разницу? А теперь представьте, как меня доставали Ленькины ухаживания и намеки на общее прошлое. Ну какое прошлое? Разве что общий горшок в квартире соседки Гали, которой нас сбрасывали наши мамочки, бегая по салонам и магазинам! К тому же Леня был абсолютно не в моем вкусе — смазливый и слишком правильный. Его физиономия бессменно висела на доске «Ими гордится факультет». Друг детства не пил, не курил и все свободное время проводил на репетициях институтского ансамбля народного танца. Такой себе пай-мальчик.

…Он протянул мне самодельный конверт, перевязанный розовый лентой:

— Это тебе. С днем рождения! Я развязала ленту (еще бы соску прицепил!) — оттуда выпала поздравительная открытка.
— Спасибо! — процедила я сквозь зубы. — Это все?
— Нет, — Леня замялся. — Еще хочу пригласить тебя в ночной клуб… — он назвал довольно модное заведение,
славящееся своими скандальными программами.
— Куда?! — я чуть не поперхнулась от неожиданности. — Лень, а тебя мама-то отпустит?
— Отпустит, — он словно вообще не замечал, что я издеваюсь. — И подруг бери — я уже и столик заказал… На
четверых. Ну что, придешь?

В этот момент к нам подошла Каринка, моя одногрупница.

— Соглашайся, Аленчик, — дернула она меня за локоть. — Это же круто! — и не дожидаясь моей реакции, подружка потрепала Леонида по щеке и пообещала: — Будет обязательно!

Вечер, если не считать традиционного семейного ужина в окружении многочисленной родни, был свободен, и я, поддавшись на уговоры девчонок, отправилась в клуб. Услышав, что сопровождать нас будет Леонид, мама расплылась в улыбке и заверила протестующего папу:

— Не волнуйся, дорогой! Этот мальчик совершенно безопасен для нашей Аленки, я же его с коляски знаю — он плохому не научит!

Мы договорились встретиться у входа. В назначенное время к нам подошел официант и пригласил войти. Заказанный для нас стол был уже заставлен закусками и шампанским.

— А где же цветы? Мы с именинницей все-таки… — откровенно завидуя, хмыкнула Каринка.

Открыв шампанское, официант наклонился к моему уху:

— Не волнуйтесь, цветы тоже будут, только чуть позже.

Началась программа.

На крохотной эстраде потух свет — по залу пронесся легкий шепот: «Лео…король… Лео…» Женщины завизжали и захлопали в ладоши в ожидании мужского стриптиза. На сцену вышли несколько парней в костюмах рыцарей и под рок исполнили танец-поединок, постепенно срывая друг с друга «латы».

Изрядно разогрев публику, они под прикрытием щитов покинули сцену, освободив ее для «короля». Зазвучала музыка, и в мельтешащем свете на сцену вышел… Леня! Бог мой, что тут началось! Дамы повскакивали с мест, в сторону эстрады полетели деньги, женские аксессуары и какие-то карточки (как я потом поняла, визитки). Леонид даже не взглянул на меня.

— Неужели разденется? — ахнула я.

Он танцевал соло — и как! В конце номера в его руках неожиданно появилась алая роза. Крутнувшись в пируэте, Леня стал на одно колено и положил ее к моим ногам. Публика взорвалась, готовая разорвать своего кумира на сувениры, а я смотрела на его обнаженную влажную спину, рельеф тугих мышц, капельку пота, стекающую по виску, и мечтала
только об одном: чтобы все вокруг провалились в тартарары, и мы остались наедине, как Адам и Ева в раю…

Оставить комментарий