Самостоятельно принять решение — право или роскошь для ребенка

Как правило, к десяти — двенадцати годам жизни ребенок «выбирается» из-под давления родителей и близких. С этого возраста начинается отсчет собственного реализационного времени, хотя как личность он формируется уже к пятому — шестому году жизни. Следует заметить, что в этом возрасте самореализация начинается только в том случае, если родители не сделали ему «программу» на будущее, возложив на него все свои нереализованные желания и семейные традиции, забыв о желаниях самого ребенка. Есть такие папы и мамы, которые дают детям полную свободу действий, но большинство родителей постоянно опекают ребенка, стараясь уберечь его от возможных опасностей.


Семья Костеревых, проживающая в маленьком провинциальном городке, считалась, как это говорится, образцовой. Глава семьи — ведущий инженер на местном заводе, жена — домохозяйка, ради спокойствия и благополучия членов семьи бросившая в свое время учебу в институте, и посвятившая себя воспитанию дочки. Она, подобно наседке, не давала своему «цыпленку» шагу ступить самостоятельно: «Не залезай на горку — разобьешься, не подходи к песочнице — там одна грязь». Ребенок подрастал, а стиль общения оставался прежним. Так как только мама знала, что лучше для ее единственного чада, то ничего удивительного, что к двенадцати годам девочка шагу не могла ступить без согласия слишком усердной родительницы. После долгих лет ведения домашних дел женщина устала от размеренной домашней обстановки, неторопливого течения бесцветных дней, изредка озаряемых искорками детских успехов. Но время было упущено, оставалось только сожалеть о нереализованных возможностях и надеяться, что благодаря правильному воспитанию дочка своей жизнью реализует несбывшиеся мамины мечты.


И вдруг ход монотонных будней нарушило известие о предстоящей поездке главы семейства за рубеж. Шел 1988 год, и перспектива командировки на два года в одну из европейских стран выглядела просто фантастикой. Что делать? Ехать всем вместе? Как же школа? Остаться с ребенком дома, отпустив мужа одного? Ну уж нет, такой случай упускать нельзя! Решено было уехать вдвоем, оставив дочку на попечительство тети, проживающей в Москве, тем более, что у последней была своя дочка одиннадцати лет. Дочке Костеревых недавно исполнилось двенадцать лет, и все эти годы она олицетворяла собой предмет небезосновательной материнской гордости. «Тихий, покладистый ребенок, легко справляющийся с нелегкой школьной нагрузкой, с ней у тебя не будет лишних хлопот», — заверила сестру счастливая мать и уехала со спокойным сердцем в далекую и загадочную Европу.


Так в нашем 6 «Б» появилась Оля Костерева: пухленькая, со смешной родинкой на курносом носу и двумя до пояса косичками, в школьном платьице и белом фартучке. Одного взгляда цепких детских глаз хватило, чтобы понять — перед нами 100% отличница. Сейчас я уже не вспомню, как быстро Оля попала под полное влияние самой «сложной» ученицы нашего класса, да, пожалуй, и всей школы, но для меня совершенно очевидно, почему это произошло. Девочка привыкла, что ею кто-то постоянно манипулирует. Она никогда не задумывалась, что и как делать, всегда соглашаясь с мнением третьего лица, каковым до последнего времени была ее мать, имеющая безграничную власть над своим послушным ребенком. Но сейчас ее в первый раз в жизни не было рядом, а тетя не смогла или не захотела взять на себя эту непростую роль.


Результаты пагубного влияния «трудной» одноклассницы не заставили себя долго ждать. Пятерки плавно перешли в тройки, а вечера на любимой тахте с захватывающе интересной книгой безвозвратно ушли в прошлое. Теперь каждый вечер Оля проводила в компании новой наставницы и ее сомнительных дружков. Естественно, тетя не могла не замечать произошедших с племянницей перемен, и, обнаружив однажды в кармане пальто последней пачку сигарет, решилась все-таки поделиться неприятными известиями со своей сестрой. Но мама Оли не захотела верить в серьезность сложившейся ситуации, ведь кто лучше ее может знать и понимать ее единственного ребенка? «Не принимай близко к сердцу, все образуется», — написала она сестре. Ведь так не хотелось возвращаться к прежней скучной жизни в маленьком провинциальном городке, где из года в год ничего не происходит и не меняется. Но прервать командировку все-таки пришлось.


Компания неблагополучных подростков, среди которых была и наша героиня, решила немного «повеселиться», и не нашла более защищенного от посторонних осуждающих взглядов места для распития спиртных напитков, как крыша девятиэтажного дома. На следствии так никто из них и не вспомнил, как Оля Костерева могла упасть с этой злополучной крыши. Спасло девочку чудо, в виде огромной кучи снега, накопившейся из-за обильного снегопада, да ветки деревьев, затормозившие падение. Результат — сотрясение мозга и множество открытых и закрытых переломов обоих ног.


Выписавшись из больницы, Оля с родителями вернулась в родной городок. Некоторые, теперь уже бывшие одноклассники, пытались завязать с ней переписку, но она не отвечала на письма. Лет через десять, я узнала от ее двоюродной сестры, что Оля по-прежнему живет в том городке, закончила техникум, и работает на местном заводе. Ее мама не смогла больше найти подход к своему ребенку, так до конца и не поняв, как такое могло случиться с ее «образцовой» дочкой и обвинив во всем свою сестру. Где была допущена ошибка в воспитании?


Для того, чтобы состояться как личность, прежде всего, необходимо ощущение чувства собственной значимости, необходимости для других. Но для этого не надо закрываться на семье. Необходимо и самому родителю озадачиться проблемами внешнего мира, тогда становление ребенка будет более внятным и менее болезненным для всех членов семьи. Воспитывая ребенка, мы воспитываем, прежде всего, себя, или в самом себе более пристальный и критический взгляд на свои поступки, привычки. Время показывает, что «настоящими» людьми становятся не хорошие послушные в детстве ребятишки, а те, кого родители с малых лет учат самостоятельно принимать важные решения, прислушиваясь к аргументам родителей, а не к приказаниям.

Оставить комментарий