Рождество за решеткой

Не знаю, кто как, а я люблю и праздники, и их ожидание. И не понимаю нытья: мол, так долго готовились — и так
быстро все прошло. Как же прошло, если ты получил удовольствие? Разве можно забыть тепло уютного вечера в кругу дружной семьи?!

Короче, близилось Рождество… Жена наготовила всяких вкусностей — были у нас и пироги с грибами, и голубцы, и рыба, и вареники, и винегрет, и капустняк, и, понятное дело, традиционные кутья и узвар. Все это уже благоухало на столе, вызывая у меня обильное слюноотделение. Осталось дождаться мою маму — и можно начинать праздновать. Но тут я спохватился:

— Вот же дурья башка! Мне же надо было к Володьке еще днем смотаться… Людочка, я быстро, чесслово!
— Да зачем? — удивилась супруга. — Что случилось?
— Замотался и забыл… Вовка уехал и оставил мне ключи от своего дома, чтобы я Атоса выгулял и накормил.

Вовка — мой институтский товарищ. Пару раз мы с женой гостили в его загородном доме и играли с беспородным, но очень умным и ласковым псом.

— Что же он соседей не попросил? — расстроилась Люда. — Скоро за стол садиться, ты не успеешь… Я ведь тебя знаю, Димка, что-то обязательно пойдет не так!

Супруга вбила себе в голову, что со мной постоянно случаются какие-то казусы. А они со всеми случаются, между прочим, и со мной не чаще, чем с другими!

Я объяснил жене, что соседи тоже разъехались, а мне на машине туда и обратно полчаса, никто и опомниться не успеет, как я уже вернусь. Но Людмила все равно продолжала ворчать.

— Перестань, пожалуйста. В рождественский вечер нельзя ссориться! — сказал я.

— В предрождественский вечер семья должна быть в сборе! — парировала она, но выдала мне пластиковый лоток с гречневой кашей и мясом для собаки (жена у меня только с виду строгая, а так добрая), заставила проверить, не забыл ли я ключи от Вовкиного дома, телефон, документы на машину, кошелек — вдруг на заправку заезжать придется.

У друга моего дом не особо шикарный, зато сад красивый. Правда, сейчас вся красота была под снегом. Вовка с растениями любит возиться, а остальное игнорирует. Сколько раз я ему говорил: «Дружище, поставь новый счетчик, а то пробки постоянно выбивает, отремонтируй замок на входной двери», а он только отмахивался. Мол, успеется…

Атос встретил меня как родного, подпрыгивая от радости, и выбил из рук ошейник с поводком. Пока я подбирал
«упряжь», входная дверь захлопнулась. Я нажал на ручку, и… Она с треском отвалилась. Я мысленно помянул
ботаника Вовчика незлым тихим словом: дверь не открывалась — защелка не пускала, а пес остался снаружи. Он же может удрать! Господи, что же делать-то?!

Я полез в карман, чтобы позвонить домой, но оказалось, что телефона нет. Оставил его в машине, вот кретин!..
«Спокойствие, только спокойствие… — мысленно приказал себе. — Надо скорее открыть дверь. Где у него инструменты?»

Я долго рылся в ящиках: в прихожей, на кухне — нигде ничего, а с улицы доносился яростный лай Атоса. Во дела! Я заперт в чужом доме, и никто не поможет! Тут послышались громкие голоса, нестройное пение — мимо проходила какая-то развеселая компания.

— Люди!!! — я забарабанил кулаками в дверь. — Ау! Помогите! — может, услышат и подсунут под дверь ключ, оставшийся в замке?

Напрасные надежды: компания удалилась, лай Атоса заглушил мои крики. Пожалуй, надо в окно кричать, а не через дверь… Кстати, через окно можно попробовать и выбраться! Видно, я здорово растерялся, потому что вел себя, словно комедийный персонаж. Вот только мне было не до смеха.

Кухонное окно защищала решетка, но едва я взбежал на второй этаж и включил свет в спальне, погасло электричество. Господи, еще и это… Открыв окно, я посмотрел вниз. Нет, слишком высоко… Где у него лестница? Минут через пять, набив себе шишку на лбу, я понял: в темноте мне лестницы не найти, схватил с кровати простыню, скрутил ее в жгуг и привязал к какой-то трубе под подоконником. Спускаться было страшно, но скоро я шмякнулся в снег.

— Стой, ворюга! — бравые парни в форме заломили мне руки за спину.
— Какой еще ворюга?! — воз-мутился. — Я только собаку выгулять хотел!

Злополучный пес вертелся туг же, под ногами.

— Слышь, Гриня, новая порода домушников нарисовалась. Собак выгуливают! — патрульные заржали.

Меня впихнули в милицейскую машину. Оказывается, наручники ужасно давят на запястья… Какой дьявол их изобрел?! Не могли большего размера сделать, что ли… Я сделал глубокий вдох и постарался успокоиться:

— Слушайте, я друг хозяина этого дома. Он сам попросил меня зайти, ключи дал…
— Ага, именно поэтому ты из окна вылез! Ладно, в отделении расскажешь.
— Вы хоть собаку в дом впустите, замерзнет же! — попросил я. — Ну вы что, не люди?

Один из милиционеров хмыкнул, посмотрел на меня с интересом, потом обернулся к напарнику:

— Ладно, заведи пса в дом. И вот что, оставайся там на посту, присмотри. Вдруг у этого типа сообщники есть.
— Ключ в замке, снаружи! — напомнил я.
— Лучше признавайся, — посоветовал мне старший из правоохранителей. — И душу облегчишь, и нам работы меньше. А?
— Но я и вправду…
— Паспорт есть?

Паспорта с собой не было, только водительское удостоверение, которое я торопливо протянул патрульному.
— М-да… Не очень похож. Краснолицый какой-то…
— У вас на права всем такие фото делают!

В отделении меня посадили в странное помещение, именуемое «обезьянником». Стражи правопорядка стали шумно праздновать Рождество, а один проявил неслыханное милосердие — принес мне чашку горячего чая. Ну что ж, и на том спасибо. Я уже почти успокоился, только жаль было Людмилу: бедняжка с ума сойдет от волнения…

И тут вдруг послышался ее голос, чему я очень удивился: спиртного не пил, галлюцинациями не страдаю… Позвонили ей, что ли?

— Отпустите Диму! — взывала супруга. — Он не вор, просто бестолковый и невезучий!

Понятное дело, благоверная меня в обиду не даст, но оскорблять-то зачем?!..
— Женщина, успокойтесь, пожалуйста! — увещевал ее дежурный сержант.
— Отпустите его немедленно!!! — продолжала вопить моя ненаглядная. — Вот, поговорите с хозяином дома!

Капитан взял у Люды телефон, послушал, хмурясь, потом хмыкнул, а затем откровенно рассмеялся:

— Да ну вас всех! Гриш, выпусти этого… взломщика, — он передал трубку моей жене.
— Ваш Владимир сам немного… того, а муж — молодец!

Я вышел, и Людмила бросилась мне на шею.

— Иди празднуй, — вздохнул капитан, — только сначала замок другу почини и нашего сотрудника сюда доставь.

…Люда и милиционер ждали в машине, пока я искал в кладовке инструменты и прикручивал ручку на место. Закончив работу, тяжко вздохнул и тут услышал возмущенное «гав!».

Склонив голову набок, Атос смотрел мне в глаза, и на его лохматой морде было написано: «Меня кормить сегодня будут?»

Оставить комментарий