Ранний брак

1

16-летняя Дашенька была самой настоящей красавицей, каких сейчас и не встретишь. Стройная, голубоглазая, с огромной косой через плечо. Другие девочки, ее ровесницы, на дискотеки бегали, с мальчиками по подъездам хихикали — а эта только книжки читала, в институт готовилась, мечтала стать выдающимся хирургом. Мы все просто удивлялись — и по дому матери помогает, и в секцию художественной гимнастики ходит, и вежливая, и приветливая… А как рады были родители, когда дочь, окончив школу, тут же поступила на первый курс медицинского института. И вдруг… эта самая скромная девочка заявила родителям, что она выходит замуж. И будущего мужа привела, чтобы с родителями познакомить, — худенького, робкого первокурсника Петю.

Что тут началось с ее интеллигентнейшими родителями! “Не зря говорят, что в тихом омуте!..” — кричал папа. “Не смей даже думать об этом! Тебе учиться надо, а не носки этому заморышу стирать!” — кричала мама. И вместе, дуэтом: “Если ты это сделаешь — ты нам больше не дочь!..”

Конечно, Дашиных родителей понять можно. Да и вообще всех родителей, которые категорически против ранних браков. Естественно, что все они основываются на так называемом жизненном опыте, который складывается и из знания жизни, и из анализа своих и чужих ошибок, и из свойственных старшему поколению стереотипов. Не секрет, что правильной считается такая позиция: сначала нужно выучиться, устроиться на работу, чтобы иметь какую-то материальную базу для создания семьи, погулять, посмотреть на других, выбрать, пообщаться, поднабраться опыта, а потом уже и свою семью создавать. Все это, конечно, верно. Никто не спорит, что учиться и подрабатывать, чтобы содержать семью, заниматься этим ужасным бытом, посвящая все свои молодые годы не собственному развитию и устройству карьеры, а семье, — ох как нелегко. А если еще и ребеночек появится — то хоть караул кричи… Да и статистика утверждает, что ранние браки распадаются где-то примерно в шестидесяти случаях из ста. Но есть у этой медали и обратная сторона.

— Мы познакомились с Вадимом, когда оба заканчивали школу, — вспоминает Юля. — До этого я вообще внимания на мальчишек не обращала, а тут увидела — и больше думать ни о чем не могла. Все время бегала в соседний двор смотреть, как он в футбол играет! Выменяла мамины духи на его школьную фотокарточку у его одноклас-сницы и не расставалась с нею ни в школе, ни дома. А уж когда мы “случайно” (как долго готовила я этот случай!) познакомились, я просто физически задыхалась от счастья, даже имя свое с трудом смогла произнести. Мы стали встречаться. Была такая любовь, о которой я и мечтать не смела. Мы решили с Вадиком пожениться, как только нам исполнится восемнадцать. Я с радостью объявила об этом своей маме, она не кричала, не ругалась, ей просто стало плохо, вдруг резко подскочило давление. А отец также тихо и спокойно сказал мне тогда: “Если ты выйдешь замуж — ты просто убьешь мать”. После этого наша семья срочно переехала в другой город, а вскоре мы с Вадимом потеряли друг друга. Жизнь моя по-разному складывалась. Я окончила институт, выучилась, сделала хорошую карьеру. Были, конечно, в моей жизни мужчины. А замуж так и не вышла… Ни одно из моих увлечений не могло сравниться с тем, что я чувствовала тогда, в 17 лет. А на другое я была просто не согласна, не могла как-то через себя переступить.

Как показывает жизнь, подавляющее большинство людей, перенесших подобную травму в юности и отказавшихся по каким-либо причинам от своей любви, страдают потом разными комплексами, наносящими вред и психическому здоровью, и полноценной жизни. “Послушание” родителям в любовных делах зачастую приводит к тому, что в дальнейшей жизни человек так больше и не может найти себе партнера, создать семью и в итоге остается один на один с одиночеством. Часто, чтобы уйти от этого и хоть как-то защититься, кто-то начинает приравнивать слово “любовь” к слову “секс”, кто-то с головой уходит в работу…

Конечно, абсолютно правы родители, утверждая, что любовью сыт не будешь. И все-таки стоит ли брать на себя такую тяжелую ношу — полную ответственность за жизнь другого человека, хоть он и является твоим родным ребенком? Кстати, мои соседи покричали-покричали и поступили вот как. “Живите, — сказали они, — чем сможем — поможем, но только до тех пор, пока учитесь. Потом — сами”. И приняли они этого худющего Петьку в свою семью. Кстати, оказалось, что совершенно ничего в этом страшного нет — Петька оказался на все руки мастер, перечинил в доме все что только можно, устроился подрабатывать по ночам на “скорую помощь”. И с Дашиными родителями, и с соседями по подъезду вежлив и обходителен. А Дашенька так вообще еще больше расцвела. И самое интересное, что, по утверждению Дашиных родителей, они “словно и сами как-то помолодели…”. А проходя мимо этой квартиры, мы, соседи, все чаще и чаще слышим веселый смех. Даже завидно…

Оставить комментарий