Принц Альбер и Шарлин: история любви

С этого дня будем надеяться, что «проклятие Гримальди» снято. И разрушила его милая девушка, вполне подходящая на роль доброй феи. Сегодня в Монако проходит самое крупное торжество за последние полвека — свадьба князя Монако Альбера II и чемпионки ЮАР по плаванию Шарлин Уиттсток. Мероприятие может в некотором смысле затмить даже королевскую свадьбу англичан Уильяма и Кэтрин. В конце концов, не каждый год в мире женится правящий монарх.

Они встретились в Монте-Карло, в 2000 году. Альбер, большой поклонник спорта, обратил внимание на уроженку Зимбабве Шарлин, участницу одного из состязаний. Такую красавицу в купальнике было сложно не заметить. Через год его светлость увидел девушку вновь. Они обменялись парой любезных фраз и разошлись.

«В момент, когда встретила Альбера, я почувствовала что-то, близкое к отчаянию, — вспоминает о первых моментах знакомства Уиттсток. — У меня дрожали колени. Это трудно объяснить, но я знала — он тот самый, единственный мужчина».

Наконец, в 2005-м общий знакомый официально представил спортсменку князю. После задушевной беседы тот пригласил девушку составить ему компанию на Олимпийских играх в Турине. Зимой 2006 новая пара официально впервые вышла в свет.

Познакомиться с принцем и стать его очередной пассией — только полдела. За внимание Альбера приходилось бороться. К тому моменту в биографии князя значилась масса романов, в том числе со звездами: Клаудией Шиффер, Наоми Кэмпбелл, Шэрон Стоун. Был даже скандальчик с участием лиц нетрадиционной сексуальной ориентации. Но Шарлин — девушка не из пугливых. Не смущало ее и то обстоятельство, что в 2006 году Альбер признал двух своих внебрачных детей — мальчика Александра, сына стюардессы из Того, и девочку Джейсмин Грэйс Гримальди, матерью которой стала жительница Калифорнии.

Через пару лет, в 2007 году, Уиттсток снова принимала участие в соревнованиях, тогда она стала чемпионкой ЮАР по плаванию (заплыв на 50 метров).

А еще год спустя она повредила колено, и на этом ее блестящая спортивная карьера была завершена. И тогда она всерьез занялась борьбой за новый «приз».

Альбер приглашает ее пожить в Монако. Шарлин приглашение принимает и переезжает во дворец. Несколько лет она жила в чужой стране. У бывшей чемпионки не было какого-либо формального статуса, не было карьеры. Монегаскам она была известна как «очередная фаворитка князя», которая толком даже не говорит по-французски. Многие с усмешкой поглядывали на нее: нашла, мол, себе «сокровище». Но спортсменка знала, что ей выпал прекрасный шанс, и не воспользоваться им просто кощунственно.

Во дворце не понимали ее образа жизни, менталитета, чувства юмора. Сестры Альбера Каролина и Стефания общались с девушкой сдержанно. Шарлин казалась слишком открытой, чересчур откровенной — не самые лучшие качества в мирке, где правила этикета должны соблюдаться неукоснительно и вдобавок так крепко закручен клубок интриг…

Иногда доходило до откровенных насмешек. Европейская пресса иронично окрестила Шарлин «Русалкой Альбера», после того как девушка появилась на торжественном благотворительном мероприятии Red Cross Ball в зеленом платье, расшитом блестками.

Будущая княгиня до сих пор с досадой вспоминает этот случай: «Я почти весь день играла в волейбол. Потом одолжила зеленое платье у приятельницы, сама уложила волосы и покрыла ногти красным лаком. Я выглядела как рождественская елка».

Уиттсток оказалась в изоляции — ей не у кого было просить помощи или совета. Но годы, проведенные в спорте, закалили ее характер, воспитали стальную волю. Проходили годы, а ветреный князь оставался рядом со своей «простушкой» Шарлин. И постепенно в светском обществе девушку стали оценивать более серьезно.

И тогда потенциальная принцесса стала ловить на себе недобрые взгляды вместо насмешливых. «Конечно, я стала объектом зависти, — признает она. — Но это же естественно в подобной ситуации».

Династия Гримальди правит Монако на протяжении 800 лет. Согласно одной легенде, в XIII веке князь Монакский Ренье похитил в Голландии прекрасную девушку, обесчестил ее и бросил. Обиженная красавица наложила на род обидчика проклятие, согласно которому никому из Гримальди не дано будет познать счастье в браке.

Альбер же, как всегда, лучезарно улыбался. И… стал задумываться о свадьбе. Многие склоняются к мысли, что брак правящего князя — это союз по расчету. Молодой уже не молод, зато 33-летняя спортсменка идеально подходит на роль матери здоровых и, что немаловажно, законнорожденных наследников. (Хотя в свое время по поводу свадьбы принца Ренье III и Грейс Келли тоже много чего говорили). Еще в 2002 году парламент страны изменил конституцию и принял закон, согласно которому власть переходит к сыну одной из сестер князя в случае, если венценосный холостяк так и не обзаведется собственными сыновьями. К тому же монегаски за последние тридцать лет соскучились по принцессе. По княгине, которая с достоинством представляла бы страну на мировой арене.

Княжеский двор объявил о помолвке летом прошлого года. Чинно и благородно начали жители небольшого европейского государства готовиться к свадьбе монарха, которую планируется отмечать два дня. Казалось, торжество, на которое выделен бюджет в 70 миллионов долларов, не может не пройти идеально.

Но за несколько дней разразился скандал. Французское издание L’Express сообщило, что на прошлой неделе невеста купила авиабилет в ЮАР. Причем в один конец. Девушку удалось остановить в аэропорту Ниццы. Представители двора тут же выступили с опровержением и пригрозили изданию судебным иском. Но исполнительный редактор журнала настаивает, что информация поступила из надежных источников. Журналисты предполагают, что причиной неудавшегося побега Шарлин стали очередные сплетни о личной жизни ее возлюбленного.

Однако в среду жених с невестой демонстративно отправились посмотреть на подготовку торжества. Конфликт, если он вообще был, можно считать исчерпанным.

В последнее время будущую княгиню не раз спрашивали, не чувствует ли она себя героиней сказки? «Все это очень волнительно, — отвечает Уиттсток. — Но думаю, что любая женщина, когда любит и любима, переживает волшебство. Брак — всего лишь материализация мечты. Моя роль будет определена с момента свадьбы… В последние пять лет я изучала дворцовый протокол, привычки и обычаи княжеского двора. И сегодня я чувствую себя готовой к этому».

Оставить комментарий