Однополые семьи

Всегда
относилась с пониманием к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Правильнее
сказать, мне всегда было все равно, с кем человек живет, а тем более делит постель
— с представителем своего пола или противоположного. Главное, чтобы все было по
взаимному согласию.


Так мне казалось до тех пор, пока возвращаясь с
младшей сестрой с просмотра фильма про Гарри Поттера, эта 16-летняя барышня
вдруг с задумчивым видом не выдала: «Не знаю с кем лучше девственность терять,
с девчонкой или парнем?» Вопрос ввел меня в полный ступор, более того, я вдруг
отчетливо поняла, что все равно с кем спят мои друзья, но с кем будет спать МОЯ
сестра, с мальчиком или девочкой, мне далеко не безразлично.


Я лишь отдельный представитель нашего общества, которое очень
двойственно относится к так называемым однополым семьям. Происходящие сегодня
трансформации определяют изменения в социальных институтах, в первую очередь —
в семье. Традиционные формы семьи дополняются параллельно существующими альтернативными
моделями семейных отношений. И вообще-то,
теоретически мы все интеллигентные, современные люди и не «против», а может даже
«за» то, что общество становится свободнее и терпимее. Мы не «против», пока подобная
семья не станет соседями по лестничной площадке или ее не создадут наши близкие
люди.


У меня есть прекрасный пример благополучной семейной жизни. Они
живут вместе 5 лет, в квартире, которую купили сообща, воспитывают очаровательных
двойняшек — мальчика и девочку. Отличает эту семью от обычной только то, что роль
папы в ней выполняет милая и решительная девушка Лена. На вопрос: «Где ваш папа?»
— трехлетние малыши хором отвечают, что у них две мамы. Когда 5 лет назад Оля
— та, что выполняет социальную роль жены — ушла от своего мужа к Лене, ее родные
от нее отвернулись, и только рождение внуков в Институте искусственного оплодотворения
смогло хоть как-то примирить родителей с судьбой их, как они выражаются, «непутевой»
дочки. Но ни появление малышей, ни общая квартира, ни пять лет совместной
жизни, не могут их убедить, что однополая семья стала выбором дочери. В тайне
они все еще продолжают надеяться, что она, как говорится, перебесится.


По мнению социологов, отклонения от классической моногамии уже
не могут интерпретироваться однозначно, как отклонения от нормы, а должны, скорее,
рассматриваться как признак существенных и необратимых эволюционных сдвигов в
самом институте семьи. В современном российском обществе наблюдается рост количества
однополых семей. Это факт, который приходится признать даже тем, кто является
активным противником гомосексуальных связей. В то же время в обществе существует
информационный вакуум, отсутствие объективных и достоверных сведений об однополых
семьях. Поиск статистических данных о количестве однополых союзов в России мне
ничего не дал, возможно, потому, что сбор такой информации крайне затруднен по
причине скрытости и замалчивания из-за боязни дискриминации. Но считается, что
женщины чаще образуют семейные пары, нежели мужчины, что может быть объяснено
тем, что две женщины, живущие вместе, вызывают меньше подозрений.


В некоторых странах вопрос о легитимности однополых союзов давно
уже не является чем-то из ряда вон выходящим. Первый однополый брак, положивший
начало сексуальной революции (в этой области отношений), был заключён ещё 1 октября
1989 года в Дании. Эйгил и Аксель добивались официального признания их семейного
союза почти полвека. Для решения этого дела в стране был даже проведен социологический
опрос. После проведения опроса стало очевидно: почти 60% датчан поддерживают идею
однополых браков. Уже через несколько месяцев после этого был принят закон, согласно
которому гомосексуальным супругам были предоставлены все права обычных семей.


В Декларации 1998 года Европейского Парламента записано, что парламент
«не даст своего согласия на вступление в ЕС любой страны, которая своими законами
или проводимой политикой нарушает человеческие права лесбиянок и геев». Законы
в странах Европы с каждым годом становятся всё лояльнее по отношению к гомосексуальным
семьям. Защита семейных устоев европейским обществом всегда ставила своей целью
создание обстановки, в которой все члены
семьи, в особенности дети и подростки, могли бы, окруженные заботой, любовью
и счастьем, реализовывать все свои человеческие способности. Независимо от того,
растут ли дети в традиционной или нетрадиционной семье. Сегодня право людей с
нетрадиционной сексуальной
ориентацией на создание семьи признали 12 государств. Официально зарегистрировано
более 150 тысяч однополых браков. Самым урожайным стал 2004 год. Вот список стран,
где геям и лесбиянкам разрешено официально вступать в однополые союзы (партнерство):
Дания, Норвегия, Нидерланды, Германия, Бельгия, Финляндия,
Швеция, Канада, Великобритания, Швейцария,
ЮАР, Испания. В США однополые союзы легализованы только в некоторых штатах. О
готовности легализовать гомосексуальные отношения заявили ещё несколько государств
— Польша, Румыния и Камбоджа. Последним оплотом борьбы против однополых отношений
в Европе остаётся Ватикан. В католичестве, как и в православии, гомосексуальная
связь считается греховной.


Однако, стоит оговориться, возможность заключения однополого союза
в ряде стран не предполагает (!!!) возможность усыновления детей, даже исключает
ее. Так, в Великобритании шли на эту тему серьезные дебаты пару лет назад: можно
ли гомосексуальным парам усыновлять детей и влияет ли воспитание
в подобных семьях на их сексуальную ориентацию.


Согласно исследованию, проведенному в США, воспитанные лесбиянками
подростки не демонстрируют никаких отличий в развитии по сравнению с детьми, выросшими
в обычных семьях. Об этом пишет журнал New Scientist. Общенациональное исследование
здоровья молодежи проводилось с 1995 года. В нем приняли участие 12 тыс. подростков.
Среди опрошенных были 44 подростка, которые воспитывались лесбиянками. Только
6 подростков признались, что живут в семье геев, поэтому однополые мужские семьи
исключили из исследования за недостаточностью данных. Каждого подростка сравнивали
со сверстником из гетеросексуальной семьи того же возраста,
пола, этнической принадлежности, статуса приемного ребенка и с тем же уровнем
дохода в семье. Никаких различий между группами в подверженности депрессии, беспокойству,
в уровне самооценки и школьной успеваемости, ученые не обнаружили. Одинаковое
количество подростков в обеих группах (34%) признались, что уже имели сексуальный
опыт. Социологи полагают, что со временем все страны придут к скандинавскому варианту,
когда однополые семьи будут полностью приравнены в правах к традиционным семьям,
включая право на усыновление детей. Значит ли это, что традиционно патриархальная
Россия тоже признает права своих граждан на однополые браки?


Знакомая нам по началу статьи пара с двумя ребятишками гуляет
по парку Архангельской усадьбы. Солнце освещает их счастливые лица, а меня все
никак не покидают сомнения. Дети пойдут в школу, как смогут они ужиться в
детском коллективе, который не знает компромиссов и порой является просто
более жестоким отражением сегодняшнего взрослого мира? Смогут ли родители воспитать
этих детей так, чтобы у них тоже была возможность выбора, в этом случае — выбрать
гетеросексуальный образ жизни? И, наконец, дойдет ли наше общество до того, когда
возможность однополых браков не будет ограничена ни сводом законов, ни косыми
взглядами соседей?

Оставить комментарий