Не умею скандалить!

Ссоры — не слишком приятное, но нормальное явление, когда люди притираются друг к другу. И если человек не умеет эмоционально доказывать свою точку зрения, это может стать серьезной проблемой.

Ребенок, попробовав прикоснуться к горячему утюгу, на всю жизнь запоминает правила обращения с ним. Для того чтобы не причинять боль партнеру систематически, нужно один раз задеть болевую точку, получить резкий ответ и понять: этот вопрос лучше не затрагивать. Так супруги запоминают «правила игры» друг с другом. И именно потому могут стать по-настоящему близкими. Наряду с заядлыми скандалистами встречаются люди, которые панически боятся любых ссор. Они избегают любых эмоционально окрашенных разговоров об отношениях, от чего очень страдают сами и мучают своей холодностью партнеров. Рассмотрим часто встречающиеся причины, по которым человек оказывается не способен скандалить.

Скандалисты-родители

Диана и Артем поженились, когда им обоим было чуть больше двадцати лет. Сразу же родился сын. Многого в жизни не знали, ошибались, требовали друг от друга тоже немало. Максималисты и идеалисты, еще до конца не повзрослевшие — каждый из них был нетерпим как к себе, так и к партнеру. Это выражалось постоянно в выплескивании недовольства друг на друга. Раздражение переходило в крики, крики — в битье посуды, Артем в сердцах много раз уходил ночевать к другу, выпивал. Ребенку тоже доставалось. Каждый из супругов старался побольнее задеть другого. Признавать свои ошибки никто не хотел. Однажды Диана сама спровоцировала ссору, начала кричать, бросила мужу в лицо крайне обидные слова…и он ударил ее. А ребенок случайно стал свидетелем сцены — проснулся от криков.

Надо ли говорить, что брак не выжил: критическая масса взаимных оскорблений была слишком велика. А тот ребенок теперь мой клиент. Он несколько раз пытался построить отношения с женщинами. И больше чем на год-другой его не хватало, потому что он панически боялся любых выяснений и убегал от любых проблем: закрывал глаза, врал себе, женщине — в общем, делал все что угодно, лишь бы дело не дошло даже до подобия конфликта. А женщины, устав стучаться к нему по-хорошему, начинали провоцировать его по-плохому. И тут он бросал их, будучи не в силах выдержать никаких эмоционально окрашенных диалогов. Сейчас мы работаем над преодолением той травмы, что сформировалась под влиянием родительских скандалов, и учимся взаимодействовать и скандалить. Но в меру.

Именно вследствие такого сценария родительских семей обычно в мир приходят люди, которые лишены естественных механизмов «притирки» к будущему партнеру, потому что они боятся любого эмоционального реагирования. Гиперчувствительность и ранимость таких детей, прошедших через постоянные скандалы родителей, приводит их либо к откровенному цинизму, либо к отрицанию, избеганию и сдерживанию чувств. Замкнутые и недоверчивые, такие дети всегда испытывают боль от чувств, чужих или своих. А потому решиться на выяснение отношений с неизбежным выплеском эмоций, то есть на скандал, они не могут годами. И иногда эта ситуация меняется лишь с помощью специалиста. Или их партнером оказывается тот, кто готов идти на любые унижения в силу глубинного чувства неполноценности. А нежелание партнера реагировать эмоционально — это еще какое унижение! И особенно остро это чувствуют женщины.

Холодная семья

Бывает и другая схема формирования людей, избегающих скандалов.

Женя росла в семье отца-генерала и матери-доктора педагогических наук. Оба родители были правильны, сдержаны и холодны — как по отношению друг к другу, так и по отношению к дочери. Дома всегда была казенная обстановка. Женя боялась бесконечных требований и придирок отца и матери, а их было много. Впоследствии она вспоминала, что привыкла постоянно врать и угождать, чтобы только не слышать бесконечные нотации, произносимые в спокойной и совершенно «учительской» манере. Вырваться из этого кошмара можно было только замуж. И Женя расчетливо подготовила почву: нашла кандидата побогаче (чтобы можно было не зависеть от родителей), расставила ему западню и хладнокровно женила на себе. Конечно, он был ей симпатичен, и, конечно, она старалась сделать атмосферу дома более теплой, чем в родительской семье. Но одного она не умела — спорить и скандалить. И именно в моменты, когда ее муж выводил ее на конфликт, она шла на попятную. Потому что понимала: ей невыгодно ссориться. И она не готова что-то менять в жизни.

Здесь в конечном итоге мы имеем то же самое — отказ от эмоционального участия в конфликте. А отсутствие эмоциональной реакции со стороны супруга унижает другого супруга всегда, независимо от пола и возраста. И без эмоциональной реакции на партнера (как позитивной, так и негативной) ни одни отношения не будут развиваться, а следовательно, не выживут длительный срок.

Еще один интересный момент. Человек, упорно не идущий на конфликт, всегда к нему очень серьезно относится. Он не воспринимает его как момент «научения» и «притирки», в его сознании скандал может вести к фатальным последствиям. Например, он разрушит отношения.

Меж тем в семье все равно будут возникать хотя бы попытки споров и трений. И человек сам поставит себя в ситуацию постоянного стресса: у него будет ощущение непрекращающейся угрозы браку. И, устав, он может сдаться и перестать дорожить браком. Меж тем как его половина, провоцируя его на споры, могла и не хотеть ничего разрушать, а лишь «поставить точки над i» и выпустить пар.

Единственно правильное отношение к скандалу — как к способу узнать другого человека лучше, как к уточнению деталей отношений и точек различия или сходства. Ведь недаром говорят: «милые бранятся — только тешатся». А вашей семье это так?

Оставить комментарий