Наташа + Саша

Я очень хотела поити на эту встречу одноклассников. Хотя нет, не так… Сначала вообще не собиралась идти, потому что хорошо представляла себе, как все будет. Соберутся наши, начнут хвастаться жизненными достижениями: девчонки — брюликами и мужьями, мальчишки — машинами и должностями, а еще спорить, где лучше отдыхать — в Египте или на Кипре…

В общем, устроят этакую ярмарку тщеславия, где я буду себя чувствовать Золушкой, которая так и не дождалась подарков от феи. Достижений у меня — ноль целых ноль десятых: личная жизнь не сложилась, карьера тоже… Правда, в отношении работы забрезжил свет в конце тоннеля. Буквально за пару дней до встречи одноклассников я побывала на собеседовании в одной крутой фирме, и там согласились меня взять.

Велели выйти на работу через неделю. Так что хоть в этом наметилось какое-то везение. Но на встречу я все равно не пошла бы, не узнай в последний момент, что Сашка Круглов недавно развелся. Об этом мне сообщила наша вечная
староста и общественница Таня Пономаренко. Когда за день до мероприятия она позвонила и в очередной раз напомнила, что собираемся в 19:00 возле кафе «Калинка», я неожиданно для себя поинтересовалась, кто придет.

— Кольки Синицына не будет: он где-то в Африке. И Аленки Рыжовой: она позавчера третьего родила… — радостно отрапортовала Татьяна. — Остальные будут. Даже Круглый. Он полгода назад развелся со своей москвичкой и
вернулся в Харьков. Так ты точно пойдешь?
— Сто процентов! — ответила искренне: известие о том, что Саша будет на встрече и он теперь свободен, в корне меняло дело.

В субботу с самого утра я чистила перышки. Съездила к сестре за вечерним платьем, сходила в парикмахерскую, больше часа колдовала над макияжем… В общем, к половине седьмого была готова к покорению вершины по имени
Александр Круглов.

— Мам, посмотри… — сказала, выходя в гостиную.
— Какая же ты у меня красавица! Вот только…
— Что-то не так?! — я бросилась к зеркалу.
— Зачем туфли на таких высоченных каблуках надела? Намучаешься, потанцевать нормально не сможешь…

Я облегченно рассмеялась и чмокнула маму в щеку: «Еще как смогу!» И подумала: «Было бы с кем…» :

«Слушайся маму, детка, она плохого не посоветует», — часто говорил папа (царство ему небесное). На все сто процентов был прав: если бы послушалась ее в этот раз и надела более устойчивую обувь, не случилось бы того, что случилось… Когда я вышла из маршрутки, сразу увидела нескольких наших мальчишек, курящих возле входа в кафе. И среди них — Сашка. Сердце забилось совсем как тогда, одиннадцать лет назад, когда мы с ним первый раз поцеловались. Упругой походкой манекенщицы продефилировала к крыльцу. Говорят, женщину делают женщиной обувь и осанка. Давай, Натали, держи марку! Голову выше, спинка прямая — так ходят королевы! Но, наверное, по
другим дорожкам — без выбоин и колдобин… Каблук зацепился за какую-то дыру в асфальте, а нога по инерции продолжила движение. Я вскрикнула, нелепо взмахнула руками и начала падение…

Дальше все происходило как в замедленной съемке вот Сашка оборачивается на мой испуганный возглас, вот делает прыжок навстречу, пытаясь подхватить меня, вот я на мгновение закрываю глаза, мечтая хотя бы таким способом оказаться в его объятиях… Но не судьба! То ли Круглов «протормозил», то ли мое падение было чересчур стремительным… Я позорно ткнулась носом прямо в носок его туфли. «Полеты во сне и наяву!» — послышался откуда-то сверху насмешливый голос Валерки Зыкова. Тоже мне остряк-самоучка! Как был клоуном, так и остался!

Чем зубоскалить, лучше бы помог девушке подняться. Но помощь Зыкова и не понадобилась. Ко мне уже тянулись руки Саши.

— Натик, ну что же ты под ноги не смотришь? Сильно ударилась?
— А-а-а!!! — закричала, попытавшись стать на левую ногу. Если бы Круглов не поддержал меня, снова упала бы.

В общем, вместо встречи с одноклассниками у меня в тот день была встреча с травматологом. Как говорит моя племяшка, полный облом… Единственное светлое пятно во всей этой истории — Саша на руках отнес меня в свою машину и отвез в больницу.

Когда на каталке завозили в операционную, услышала, как Круглов пристает к похожему на мясника травматологу.

— У нее перелом, да? Гипс будете накладывать? Я могу ее здесь подождать?
— Перелом, да, — басом отвечал «мясник». — Осколочный малой берцовой со смещением. Гипс накладывать будем. Подождать можете…
— А сколько примерно?
— Недель пять-шесть. Вам койку в коридоре ставить?
— Я тогда хоть конца операции дождусь.
— Сашка, не вздумай! — закричала я с каталки. — Тебя все наши в ресторане ждут… Неизвестно еще, сколько мне эти осколки малой берцовой собирать будут!

— А потом еще пока наркоз отойдет… — подлил масла в огонь врач. Круглов продолжал растерянно топтаться на месте.
— Иди, а то обижусь, — сказала Сашуне.

Он вяло махнул рукой и направился к выходу из отделения. А я закусила губу, чтобы не разреветься: вот уж не везет так не везет! Мало того что так и не удалось потанцевать (может, он потом назначил бы мне свидание?) со своей первой любовью, мало того что нога болит до потемнения в глазах, так еще придется проваляться полтора месяца на
больничной койке! А значит, новая престижная работа накрылась большим медным тазом!

Из операционной меня вывезли около девяти вечера. Попав в палату, я не удержалась и дала волю слезам. Одна из соседок, пожилая женщина с поломанной рукой, сначала помалкивала, но когда я стала завывать неприлично громко, сочувственно поинтересовалась:

— Так сильно болит? Может, позвать медсестру, чтобы укольчик сделала?
— Болит пока терпимо, — всхлипывая, призналась я. — Вот только обидно до ужаса! И почему я такая невезучая?

Внезапно на тумбочке пикнул мобильный. Еще шмыгая носом и наспех вытирая слезы, потянулась, чтобы ответить
маме. Накануне операции позвонила ей и как могла объяснила ситуацию, чтобы не волновалась. «Как ты, Натусик? Очень хочу увидеться. Весь вечер думал о тебе. Выздоравливай!» Саша!

На следующее утро он стоял перед дверью моей палаты. Круглов приходил каждый день, пока я лежала в больнице.
Когда парень появлялся в дверях палаты, я словно оживала. Мы могли просто молча смотреть друг на друга. Так хотелось ему столько сказать, но говорить стеснялась, наверное, он читал все в моих глазах и понимал без слов! Его
присутствие придавало мне сил. Саша массажировал мне ноги, рассказывал веселые истории, анекдоты. Я с нетерпением ждала его визитов. Без него было одиноко и тоскливо. Как хотелось прижаться к нему, склонить голову на его плечо! Просто ощущать запах, слышать биение его сердца, размеренное дыхание.

Я стала чувствовать его приближение, когда только шел по коридору. Неужели все это закончится, как только выйду из больницы? Может, он из сострадания ходит каждый вечер? Переживает, что не смог меня поймать? Не знала, что и думать…

А в день выписки Саша пришел с огромным букетом белых роз и маленькой красной коробочкой…

Оставить комментарий