Настоящий маменькин сынок

В фильме "Сердцеедки" есть потрясающая сцена, когда мама с дочкой выбирают очередного простачка для одурачивания с последующим затаскиванием под венец. Этот слишком стар, тот красив, но предпочитает любовь впятером, а вот и Он! Само совершенство с идеальными миллионными вкладами, интеллигентной улыбкой и застенчивым взглядом. "А это что за старая перечница рядом с ним?" — мгновенно реагирует мудрая мама. "Это его мать!" — пожав плечиком, отвечает дочка. "Забудь! — выносит свой вердикт та. — Малыш занят".

Увы, тема маменькиных сынков — не только неисчерпаема для комедийных сюжетов и анекдотов, она самая что ни на есть жуткая реальность, с которой хоть однажды приходилось сталкиваться каждой из нас. И милейшая, убеленная сединами, старушка-пампушка очень часто может стать самой опасной твоей соперницей в борьбе за сердце избранника. Победить ее невозможно: ее порядки установлены многолетней традицией, взлелеяны годами, проверены временем и обжалованию не подлежат. При встрече с любящей мамашей у тебя есть только два выхода: спасаться бегством или принимать правила ее игры. А значит, стать безмолвной свидетельницей ее постоянных сюсюканий, поглаживаний по головке и неизменных превращений твоего бравого мачо в беспомощного малютку при встрече с мамой.

Откуда они берутся?

Как правило, беззаветно влюбленная в сына мать находится в разводе и не имеет спутника жизни. Сына она с детства воспитывает одна, посему делить его ни с кем не собирается. "Я отдала тебе свои лучшие годы, и отдавать никому не собираюсь!" — именно такой философии придерживается любящая мать. Это всегда очень сильная и властная женщина, при взгляде на нее сразу становится ясно, кто хозяин в доме твоего любимого. Вариантом развития нездоровой любви и опеки может стать смерть отца и мужа уже в подростковом возрасте твоего любимого. Мать и сын в такой момент ощущают себя единственными оставшимися близкими людьми. Мама считает своим долгом воспитывать и опекать, сын — заботиться и помогать. Так и начинается мучительная для обоих история любви, порождающая массу забавных (если другим рассказать) и кошмарных (для тебя самой) ситуаций, когда появляется третья лишняя — потенциальная невеста.

Я вас познакомила, я вас и разведу!

"С Мишей я познакомилась, благодаря его маме. Я сидела на скамейке в парке, где у меня была назначена встреча с новым кавалером, когда вдруг ко мне присела очаровательная дама за 40. Мгновенно оценив мой внешний вид (уж я-то постаралась перед свиданием!), она перешла в наступление. Выяснив, что хорошенькая девушка без пяти минут занята, Ирина Николаевна решила все-таки не сдаваться, и рассказала мне историю про своего сына, который очень робок, чтобы знакомиться с девушками. Я с трудом сдержала смешок, услышав, что робкому юноше — 27 лет. В это время благородная дама засыпала меня комплиментами, сказала, что я очень ей понравилась, и умоляла встретиться с ее сыном завтра, на этой же скамейке. Огорчать милую женщину не хотелось, да и интересно было взглянуть на ее великовозрастного робкого сына. Я согласилась.

С Мишей мы встречались почти 1,5 года. Под чутким руководством его мамы. Мы отмечали вместе 8 Марта, Новый год, ее день рождения — и я чувствовала себя третьей лишней на этом празднике жизни. Заботливый и нежный со мной наедине, Миша превращался в грубияна, способного нахамить мне при матери. В конфликтах, возникающих между мной и Ириной Николаевной, он неизменно вставал на ее сторону. Что не мешало ему на следующий же день дежурить у дверей моей квартиры и падать на колени на глазах у моих родителей.

Уединиться нам было негде. У меня дома была маленькая сестренка, его мама не работала и из дома выбиралась только в магазин или в гости к подружке-соседке. В редкие минуты, когда мы оставались наедине, было совсем не до романтики. Ирина Николаевна имела обыкновение из гостей возвращаться без предупреждения, в магазин, расположенный в 15 минутах ходьбы умудрялась сгонять за 10 минут, а по возвращении бесцеремонно ломилась в закрытую дверь сына.

К слову сказать, ни задвижки, ни замка в комнате Миши не было. Чтобы чувствовать себя в относительной безопасности, нам приходилось прислонять к двери стул со стоящим на нем неисправным телевизором. Когда мама начинала ломиться в дверь, у нас было ровно три секунды на то, чтобы оторваться друг от друга, кое-как натянуть одежду и принять приличный вид.

Я чувствовала себя солдатом во время утреннего подъема. После очередного такого незапланированного явления матери, я сама купила замок и притащила его Мишке. Реакция возлюбленного меня просто шокировала: "Это же моя мама! Как я могу ее ТАК обидеть?!" — в негодовании кричал он, вручая замок мне обратно.

Ситуация еще больше осложнялась тем, что мы жили в соседних домах. Мама его постоянно сидела дома, я бегала на учебу, Миша работал до вечера. По возвращении домой его ждал подробный отчет о том, когда и с кем ушла из дома Аня, как она была одета и когда вернулась, а меня при встрече — допрос с пристрастием.

Через какое-то время Ирина Николаевна поняла, что сдаваться под ее руководство я не желаю. И Анечка мгновенно из душечки превратилась в кандидатуру, совершенно неприемлемую для ее сына. Как-то на улице Ирина встретила первую любовь своего сына. Маша, с которой сама Ирина и развела тогда Мишку (маленький ты еще, надо об учебе думать), закончила медицинский университет и теперь работала стоматологом в частной клинике. Быстренько разведав обстановку (Маша была не замужем и с нежностью расспрашивала о Мише), Ирина пригласила девушку в гости и провела с сыном разъяснительные работы. Миша стал избегать встреч со мной. Когда мы неожиданно столкнулись в булочной, он, опустив глаза, пролепетал, что между нами все кончено, а через два месяца женился на Маше" (Анна, 20).

Командовать парадом буду я!

"С мамой Ильи я познакомилась через месяц, после нашего знакомства, но не было такого дня за этот месяц, когда бы я о ней не слышала. На третий же день знакомства Илья заявил, что его мама — очень умный и проницательный человек (из чего я поняла, что мама — непреклонный авторитет в его глазах) и что если я не понравлюсь его маме, у нас ничего не выйдет.

Очень скоро я поняла, что 20-летний Илья неизлечимо болен синдромом маминого сынка. В отношениях со мной он стремился казаться сильным и независимым.

Выпятив грудь, как Баталов в фильме "Москва слезам не верит" кричал: "Запомни, в нашей семье все вопросы буду решать я! На том простом основании, что я — мужчина!" При виде мамы мой мужчина мгновенно терялся, принимал вид кролика пред удавом и был согласен на все.

Мама записала его на курсы вождения грузовиков (бесплатно, через знакомую), и Илья на протяжении трех месяцев осваивал управление шестиколесным монстром, которое ему нигде и никогда не пригодится. Мама утверждала, что длинная челка до бровей уродует сыночка, скрывая его природную красу, и раз в месяц Илья являлся ко мне на свидание бритым уголовником.

Когда нам удалось вырваться летом в Крым, Илья, вертя головой по сторонам, не переставал твердить, как китайский болванчик: "Вот бы мама это увидела!", "Маме это бы понравилось", "Я хотел бы показать это маме". И целый день нашего отдыха был посвящен поискам сувениров для мамы. Немногочисленная зарплата Ильи беспрекословно отдавалась маме, себе он оставлял 100 рублей на сигареты, а меня в день зарплаты водил в кино на утренний сеанс за 20 рублей. Решение важных вопросов, будь то крупная покупка, отдых или выбор работы, неизменно согласовывалось с мамой, и Илья поступал так, как — не советовала даже! — приказывала ему мать.

Грузная и властная его мамаша, откровенно поработившая сына, с каждым днем напрягала меня все больше. Я не могла представить ее в роли бабушки моих детей, и меня приводила в ужас мысль, что с этой женщиной мне придется видеться чуть ли не каждый день. Я уже давно понимала, что пора спасться бегством, но окончательной каплей стало обсуждение нашей будущей совместной жизни. Я считала, что нам необходимо снимать квартиру, Илья же настаивал: "Мы будем жить с мамой! У нас чудесная двухкомнатная квартира, все уместимся. И потом — не могу же я бросить маму на старости лет одну!" И мне пришлось бросить его. К счастью, на тот момент Илья в очередной раз уродски постригся, и сопротивляться его обаянию было гораздо легче. Ко мне вернулась прежняя насмешливость, и, высказав все, что я думаю о нем и о его маме, с чувством глубокого удовлетворения, я навсегда исчезла из его жизни". (Лена, 22)

Вывод

Маменькин сынок — это диагноз, который лечится только полной изоляцией от возбудителя болезни. То есть — покупкой или наемом собственного жилья и переездом в максимальной удаленный от любящей мамы уголок города, а то и вовсе в другой город. Две крайности маменькиного сынка: декларация независимости и полное отсутствие своеволия. Поэтому в отношениях с ним, если уж ты решила идти до венца и дальше, тебе придется проявить чудеса дипломатии. Внешне всячески подчеркивай силу и волю своего возлюбленного, а тайком принимай важные решения и командуй парадом. Фактически тебе придется стать его второй мамой и взять правление в свои руки. А с мамой надо будет поговорить на чистоту и поставить перед фактом: вы — семья, и теперь все будет по-другому. Тут уж либо тебя зауважают, либо возненавидят. А кто сказал, что будет легко? Отношения с маменькиным сынком — вечный бой, покой нам только снится. Вот только… нужна ли такая борьба тебе? Ведь на твоем пути встретится еще много достойных и самостоятельных мужчин.

Оставить комментарий