Моя нежная бестия

Это теперь моя жена, нежная и ласковая. И я тешу себя надеждой, что именно благодаря мне она стала такой…

Когда моя интеллигентная и достаточно консервативная мама впервые увидела рядом со мной эту странную девочку с красно-зелеными прядями, серьгами в носу и татуировкой, она чуть в обморок не упала. Но истерик мне по этому поводу устраивать не стала. И теперь счастлива, что я сделал именно такой выбор. Вот так бывает в жизни…

…Помню, после контрольной работы в девятом классе я задержался в школе. Искал нестандартные решения очень хитрого уравнения. И не заметил, как надвинулись ранние октябрьские сумерки.

— Пора и тебе домой, — сказала, заглянув в класс, наша техничка тетя Шура. — Во всей школе вас только двое и осталось — ты да она. Тоже над задачками сидит.

— Кто «она»? — рассеянно спросил я, не поднимая головы от цифр. Отвлекаться не хотелось.

— Да девка эта разноцветная…

Я заглянул в математический кабинет. На первой парте склонилась над тетрадкой ярко мелированная голова. Это была новенькая, кажется, ее зовут Мария или Магдалина. Что-то такое католическое… Она появилась у нас в классе пару дней назад и ни с кем не разговаривала, нос задирала.

— Эй, привет! — окликнул я ее. Уроки делаешь?

— А тебе какое дело? — огрызнулась девчонка.

—Да никакого!—нарочито равнодушно пожал плечами я. Потом подошел ближе. — Кстати, я эти задания решаю разными способами.

— И что, решил? — заинтересовалась она. — Ох и заковыристые!

Из школы, подгоняемые техничкой мы вышли вместе. Уселись на лавочку в сквере и все спорили про задачи.

— Слушай, а ты здорово в алгебре сечешь, — похвалил ее я.

У нее были черные волосы с ярким красно-зелеными прядями, десяток сережек в ушах и две маленькие блестящие — на носу. И татушка на руке в виде дракончика. Когда я пригласил ее к себе домой и ее увидела мама, то чуть не упала в обморок. Конечно она тогда ничего не сказала, но после того как девочка ушла, устроила мне форменный допрос.

— Ярик, ну ты что? Неужели вокруг мало нормальных девочек?

— А эта, по-твоему, ненормальная? — вступился я за новую одноклассницу.

— Ну ты пойми, — мягко объясняла родительница, — так ярко мажутся и красятся, чтобы самоутвердиться выделиться среди других. Ей, получается, больше нечем похвалиться кроме этой попугайской прически проколотого носа? Какие у тебя с ней общие интересы? Не понимаю!

— Цвет волос — не главное в девушке…—для своих пятнадцати лет я был очень рассудительным. — Если она их перекрасит, то сразу понравится тебе? И потом, она вовсе не дура. В математике, знаешь как соображает?

— В самом деле? — Мама как-то странно посмотрела на меня. — Ну-ну! Хорошо, когда она волосы перекрасит, тогда посмотрим, — добавила уже с улыбкой.

Следующее школьное утро началось со скандала. Магда (все-таки не Мария и не Магдалина, хотя имя все-таки католическое, ее бабушка была полькой) училась у нас уже неделю, и все это время классная руководительница Нина Александровна делала ей «вливания» насчет внешнего вида:

— Иваницкая, я же говорила тебе, что не пущу в школу в таком виде? Говорила, чтобы ты смыла косметику и сделала нормальную стрижку? А про серьги говорила или нет? Так вот, мое терпение лопнуло! Отправляйся домой, приводи себя в порядок, тогда приходи.

— Не имеете права! — нагло заявила ей Магда. — В учебное время за учеников отвечают педагоги, а вы меня на улицу выгоняете. А если я под машину попаду или меня маньяк изнасилует? Ведь вы тогда в тюрьму сядете!

— Да как ты смеешь так со мной разговаривать? — возмутилась наша Ниночка. — Немедленно идем к директору!

И, схватив за руку, она силой поволокла упрямицу из класса. Мы все ждали развязки. Вскоре девочка вернулась. Уже умытая, волосы аккуратно стянуты в «хвост». Видимо, все-таки нашли компромисс.

На перемене я подошел к Магде, но она прошила меня злым взглядом:

— Чего надо? Тоже будешь мой вид обсуждать? Оставьте меня все в покое!

На алгебре классная руководительница вызвала Магду к доске и долго гоняла. Мы возмутились: нарочно валит девчонку, еще не знакомую с нашей программой. Но Магда не ударила в грязь лицом. В конце концов Нина похвалила ее и поставила отличную оценку.

Магде действительно нравилась математика. Несмотря на свою грубость и перепады настроения, «въезжая» в интересную задачу, она преображалась. Победила на школьной, потом районной олимпиаде. Учителя прощали ей все странности. Она принимала хорошие оценки как должное, но к себе никого не подпускала, словно постоянно ожидала подвоха.

Я не мог ее понять. Она то была злой, грубой, колючей, могла больно поддеть, то становилась доброй и мягкой, тискала свою собаку, которую очень любила. Человек, любящий животных, не может быть плохим — я был в этом убежден. Пытался подружиться с Магдой, провожать ее домой, но она не позволяла. Как-то раз все же увязался за ней. Мы сели на лавочку, болтая, как всегда, о математике. И тут неожиданно к нам подошел какой-то дядька устрашающего вида — в грязной оборванной куртке, заросший, небритый. От него за версту несло перегаром.

— Чего расселась! А ну, пошла домой!

Он дернул ее за руку, замахнулся… И наша смелая независимая Магда присела от испуга, рванулась и убежала.

Я оторопел. Кого же она так боится? Долго бродил кругами вокруг ее дома, теряясь в догадках. Почему-то очень хотелось увидеть ее, объясниться. Будто чувствовал, что она выйдет. Она и правда вскоре вышла. С собакой, зареванная, на лице красные пятна. Даже ее боевые разноцветные «петушиные» перья как-то поблекли.

Увидев меня, она испуганно вскрикнула, кинулась обратно к подъезду. Собака зарычала, натянув поводок. Я бросился к Магде.

— Убирайся! — заорала она, и у нее началась истерика. Я как мог успокаивал ее: обнял, укачивая, как маленькую.
Постепенно она затихла. — Это был мой отец, — пояснила сердито. — Не забудь в школе рассказать!

Честно сказать, меня это задело.

— Да ты что! Никому я не скажу… А почему он… ну, такой?

— Раньше он не такой был. Когда мама была жива. Веселый… А как остался один, запил. С работы его уволили. Он другую нашел, но так и с нее выгонят. Как мне все это надоело! Если бы ты знал… Как я хочу поступить в университет и уехать отсюда

— Поступишь, — заверил я. — Математику лучше тебя никто не знает!

— Еще почти два года школы. А в приют я не хочу. Жалко мне его, папу..

С тех пор Магда стала часто бывать у нас дома и будто постепенно оттаивала. Мама подсовывала ей какие-то журналы с красотками на обложке, и вскоре Магда перекрасила свои попугайские пряди.

Мама ликовала «Ярик, помнишь, я тебе говорила…»

После лицея мы с Магдой вместе поступили на физмат. На втором курсе расписались, и она перебралась жить к нам.

Сейчас мы работаем в частной школе. Из моей Магды получился прекрасный учитель-математики и хорошая мама. Нашей дочке уже десять лет. А сейчас ждем мальчика. УЗИ показало, что будет сын. Магда пошла к своему доктору, а я задумался, вспомнил, как мы сами были детьми…

Оставить комментарий