Манон Леско современности

История любви, рассказанная мужчиной

Те,
кто читал роман «История Кавалера де Грие и Манон Леско» французского
писателя Антуана Прево, помнят историю удивительной и трагичной любви
молодого человека, чья возлюбленная, Манон Леско, постоянно ускользала
от него, ища на стороне знатных любовников,
которые обсыпали ее золотом и дарили роскошную жизнь.


Однако юноша продолжал, несмотря на это, любить ее. Прощал
все. И эта любовь едва не стоила ему жизни.


Спустя три века уже сама судьба создала аналогичный роман,
изменив некоторые детали. Главные
герои существовали в реальной жизни и были далеко не молоды. А местом
действия стала глухая российская провинция. Оба романа представляют собой
исповедь. Герой современной версии изложил свою историю на бумаге и принес
молодой журналистке в местную радиоредакцию. Таким сильным был надлом
в его душе, что, наверное, хотелось, чтобы крик человека, которому случилось
на склоне лет «неудачно» влюбиться — его крик был услышан, точнее прочитан.
С той поры минуло 10 лет. И вот она, исповедь, изложенная на 7 запылившихся
страницах. Удивляет то, что история реальна. Представь себе, такое может
быть в жизни.


«1965 год. Умерла моя жена. Для меня страшный удар. Ни родных,
ни близких. Растерялся. С кладбища целыми днями не уходил. Из дома гнали
тоска и одиночество.


Прошел год. Как-то вечером постучали, открываю — стоит женщина.
Прошла и говорит: «Я знаю ваше горе, трудности и хочу разделить их с вами.
Я работаю санитаркой. Мне 47 лет (это была первая маленькая ложь). Обещаю
вам быть верным другом и помощником».
— Я стар. Но если вы искренне хотите стать бескорыстным другом и правильно
поймете меня, дадите обещание после моей смерти выполнить единственное
мое желание — похоронить меня в могиле моей жены, — все, что есть, в том
числе квартира, будет вашим, — ответил я тогда.
— Обещаю не обмануть вас, — пообещала гостья.


В апреле 66-го года Тамара — так ее звали — перешла жить
ко мне, и через неделю мы подали заявление в ЗАГС о регистрации брака.

Но случилось неожиданное происшествие. Пришел некий мужчина, крепко
подвыпивший, и заявил, указав на Тамару:
— Я требую, чтобы вы немедленно выдворили эту гражданку. Она 6 лет, как
моя жена…
Угрожая расправиться сначала с ней, потом со мной, он ушел.
— Кто этот мужчина?
— Мой муж, — отвечала мне Тамара. — Он обманул меня. Кроме того, жил за
мой счет. Когда я ушла на квартиру, он стал преследовать меня. Я боюсь.
5 лет он сидел в тюрьме за хулиганство. Я не хочу с ним жить.


Мы зарегистрировались,
но наши отношения нельзя было назвать даже дружескими. Молчаливость, замкнутость
Тамары тому виной. Она не хотела со мной лишний раз разговаривать. А когда
приходилось, делала это как-то исподволь, нехотя.


Не прошло и года, как в одни момент Тамара заявила: «Я нашла
себе квартиру и ухожу от тебя». Как я ни пытался узнать причину этого
решения, в ответ было упорное молчание.


Что ж, я давал обещание не стоять у нее на дороге.


Молча, со слезами на глазах Тамара собирала вещи. Спросил:
«Тебе помочь?»
— Помоги…
Вещей ее было не много — чемодан был легок, да не легко было на душе.


Боже ж мой, да что случилось? Зачем была нужна регистрация?
Я не находил себе покоя. Через неделю пришло письмо, в котором Тамара
объясняла причину ухода и о том, что ей пришлось пережить в жизни. Помню,
в душе все перевернулось, сердце сжалось от жалости. Спустя некоторое
время решил пойти навестить, узнать, как живется. Оказалось, что Тамара
в больнице. Стал ходить к ней. Когда
ее выписывали спросил:
— Куда, пойдешь? Ко мне или на квартиру?
— К тебе, — ответила она, — Мне теперь ничего не надо.


Признаюсь, было легко на душе, ведь в доме был человек,
который нуждался в помощи. Я делал все дня ее здоровья. Почти два года,
как только Тамара стала ходить, возил ее в огромные Сабуровские сады,
в которых с весны и до поздней осени она от души питалась лучшими плодами
и ягодами. Пристрастилась к ловле удочкой карасишек. Все это настолько
благоприятно повлияло на здоровье
Томы, что она быстро окрепла, загорела. Но замкнутой так и осталась.


Спустя год, воспользовавшись моим уходом на работу, ушла
не попрощавшись.
Почему? Куда?
Однако через неделю вернулась. А еще через два года сильно заболела.


В одной рубахе, без головного убора, в глухую зимнюю ночь
я бросился вызывать «скорую». На руках вынес в машину. Врач-хирург заметил:
«Вовремя».


Как только привезли в больницу, Тамаре была сделала операция.
И снова, как в первый раз, вернулась из больницы ко мне. На просьбы не
быть замкнутой, молчала. На душе у меня становилось тягостно, тоскливо.
Не понятным было это молчание. Сабуровские сады и рыбалка вернули здоровье,
и Тамара вышла на работу.
Казалось, что все хорошо, я во всем ей помогал, готов был на что угодно.
Но молчание…


Что думает человек? Что намерен предпринять? Оставалось
загадкой. Человек в комнате есть, но комната было пуста. И в душе была
пустота. Я терялся в догадках.


В один прекрасный день, вернувшись с кладбища, я взял протянутый
соседом ключ от квартиры. Войдя, увидел комнату пустой. Как же так? Она
же проводила меня. Подала цветы…
и, использовав эти 3-3,5 часа, погрузила заранее приготовленные вещи на
такси, взяла документы, сберкнижку на свое имя, на которую я положи все
деньги, что были. Помню, говорил: «Наберу 1000 — куплю тебе, Тамара, все,
что захочешь помимо того, что сейчас покупаю». Но она забрала даже деньги,
которые были на питание, все до копейки, и скрылась… Я был обкраден
и морально, и материально. Кем? Человеком, которому поверил. Но…


Нам суждено было встретиться. Тамара извинилась за свой
поступок, принесенные волнения и переживания, попросила помочь перевезти
вещи и сказала, что это больше не повторится. Она лгала.


1976 год. Меня настигло несчастье — катаракта правого глаза.
Предстояла операция. Настал день — и Тамара проводила меня в больницу.
Придя домой, собрала вещи и, бросив меня на произвол судьбы, ушла. Забыла
мою заботу и подала заявление в суд на развод. Когда вернулся из больницы,
вместо встречи с Тамарой меня ждал у соседа ключ
от квартиры…


Пустая холодная комната, одиночество… А тут вызов в суд.
Честно сказать, не знал, как все это пережить. Но мир не без добрых людей.
Пришла ко мне одинокая пожилая женщина и говорит: «Мы знаем друг друга
не много. В квартире я не нуждаюсь. Хочу лишь, чтобы наше одиночество
стало искренней дружбой. Жить друг для друга до конца наших дней». Вопрос
был мною решен.


Но когда Тамара узнала, что мы подали заявление в ЗАГС,
написала мне письмо — мол, ночами не спит, страдает за свой необдуманный
поступок и т.д. А дня за три до регистрации вечером пришла и сказала этой
женщине (не буду называть имени): «Уходи отсюда!» Я
здесь хозяйка! Я жила здесь больше 10 лет!» Женщина растерялась и
ушла. Тома снова дала слово. И, поди ж, поверил. Зарегистрировались вновь…


Жестокой ценой мне приходилось платить за брак с женщиной,
которая была моложе меня на 17 лет. Она не менялась Как-то раз даже заметила:
«Какая я счастливая на квартиры! Как пойду — сразу и найду…» С болью
в сердце я ответил: «Лучше бы ты не искала их, а сумела быть хорошей хозяйкой
одной квартиры, а она у тебя есть. Чего тебе еще не хватает?» В ответ
— молчание.


А в свою очередь беда не приходит одна. Не сумела лечащий
врач вовремя установить отслоение сетчатки в правом глазу и я был лишен
зрения. Оставаться с немощным стариком ей, видать, не хотелось. Да тут
еще грипп свалил меня с ног. Температура, давление…


Тамара пригласила трех не известных мне женщин, и они стали
собирать вещи. Я не мог подняться с постели. Боль пронизывала тело и душу.
Сердце не выдержало. Это был первый за 22 года сердечный удар. Меня увезли
в больницу.


Теперь Тамара не вернется. Как можно после этого всего смотреть
мне в глаза? А суд разведет как и прежде — без следствия».


У всей этой истории есть, однако, продолжение. Накануне
нового 1988 года в кабинете журналистки раздался телефонный звонок. Автор
письма радостным голосом поздравил с наступающим
праздником и передал трубку женщине. «Здравствуйте. Я — Томочка. Я
вернулась».


Тамара в очередной раз возвратилась. Интересно — для того,
чтобы уйти?

Оставить комментарий