Мама — друг или враг?

«Вот
возьму и покрашу волосы
в зеленый цвет!» — это мой вызов, обида, крик души, желание самостоятельно
решать все то, что касается меня и только меня. «Делай, что хочешь… Но только
тогда, когда будешь жить отдельно», — это мамин ответ.

«Отцы
и дети» — тема с прошлым, актуальная в настоящем и переходящая в будущее.

«Вот когда у тебя будут свои дети, тогда ты меня поймешь…», — это уже мамина обида…

А я не хочу тогда, я хочу сейчас, хочу понять и изменить ситуацию, хочу, чтобы
поняли меня и приняли во мне самостоятельную личность, хочу, чтобы было меньше
взаимных обид.

Думаю, что что-то подобное было или есть и
в твоей жизни, именно поэтому делюсь результатами поиска ответа на вопрос: «Мама
— друг или враг?»

Врагиня… Так кажется в первый момент, когда
внутри говорит обида и досада. Ну, как она не понимает, что сейчас сережка
в пупке — это модно, стильно… Это мой пупок… Я же не заставляю ее сделать
себе такое украшение. Почему же она запрещает сделать мне с моим пупком то, что
я хочу??? Как будто сама не была молодой…
Но обида проходит, и тогда я задумываюсь
над тем, что не может быть мама врагиней… Она же всегда желала мне добра, всегда
обо мне заботилась. И ее противостояние, возможно, тоже забота, непонятая мною.
Для нее сережка в пупке — это неприлично, вызывающе. Она хочет оградить меня от
реакции окружающих на этот вызов. Она как всегда желает мне хорошего. Но как же
быть? Как найти решение, компромисс?

Передо мной два листочка.

На одном написано: «Я на своем месте».
Пишу свои претензии, обиды,
недовольства.
Потом беру второй листок «Я на мамином месте».
К
каждому пункту в своем листке пишу пункт в мамином, и стараюсь не забывать, что
мама «отталкивается» от своей заботы, опеки, ответственности за меня. Ей не важно,
сколько мне лет, какая у меня зарплата,
ей трудно понять, что я сама уже в мамы гожусь. Я для нее буду дочкой всегда,
как и она для своей мамы. Я ставлю себя на место мамы. Пытаюсь понять, почему
она против того или иного моего желания, почему ограничивает меня в тех или иных
действиях.

Например, она желает, чтобы я появлялась дома не
позже 12-ти. Получается что я ни на дискотеку, ни в кино на последний сеанс не
попадаю. Да и просто с вечеринки у подруги или в родном коллективе должна сорваться
около 11-ти, потому что… А ведь даже смешно кому-либо сказать, почему… Никто не
поверит и не поймет, что меня такую взрослую и самостоятельную, а таковой я являюсь
не только для себя, но и для друзей, коллег, мама ждет не позже 12-ти… Все это
я пишу в «свой» листок…

Беру «мамин» листок. Каждый день передают
о грабежах, изнасилованиях, убийствах.
До 12-ти еще можно спокойно добраться на метро, еще есть люди, которые в это время
возвращаются домой и на улицах не так пустынно и опасно, как, скажем, будет через
час или полтора. В это время еще можно обойтись без провожатого и нет необходимости
ловить попутную машину, что в наше время совсем небезопасно…

Получается,
что права не только я, но и мама тоже. Но как же быть с такой разной правотой?

Если быть по-моему, то моя правота исключает мамину. А если я повинуюсь, то
моей правоте придет незамедлительный конец. Опять меня лишили самостоятельности
и подчинили себе. Конфликт…
Чтобы
избежать конфликта, решаю искать компромисс: отправляюсь со своими листочками
к маме. Даю ей сначала листок «Я на мамином месте». Она читает и осознает, что
я понимаю ее заботу и опеку, что я с ней согласна — это главное. Потом подсовываю
свой листок. Я тоже права. Это очевидно. Но где же выход?


Вот тут пригодится третий листок, который тоже надо приготовить заранее. В нем
я пишу то решение, которое, на мой взгляд, является наиболее оптимальным в данной
ситуации.
Например: я сама решаю, когда я возвращаюсь домой, но обещаю обязательно
предупреждать маму о том, во сколько я буду, а если буду задерживаться, то обязательно
сообщу дополнительно. Также обещаю сообщить, где и с кем я буду, чтобы она за
меня не волновалась. Научно-технический прогресс вносит свой вклад в решение проблемы
в виде наличия у меня мобильного телефона. Мама
знает, что всегда может мне позвонить и удостовериться, что я жива и здорова.
Она, в свою очередь, может дописать в этот листок то, что считает необходимым
для достижения договора.

Все возможно и решаемо, вопрос открыт
и обсуждается на повестке дня. Каждый отстаивает свою позицию, приводит аргументы.
Сложно, но этот путь приведет не к конфликту, а к разумному компромиссу. Если
она говорит «нет», я спрашиваю, «почему»? Если я упираюсь, то должна искать доводы
в свою пользу. Я прошу ее встать на мое место, но и сама не забываю о ее позиции.

Далее, на мой взгляд, самое интересное. Когда найдено решение
и мы достигли компромисса, я сообщаю о том, что это двусторонний договор, т.е.
в таких рамках мы действуем взаимно. Я тоже волнуюсь и переживаю за свою маму,
поэтому я должна быть информирована о ее местонахождении
и времени прибытия. Как известно, спрашивать и требовать от другого человека можно
только то, чему соответствуешь сам. И меня и ее такой договор вполне устраивает
— взаимовыгодное соглашение.

Уверена, что подобную схему можно
применять и в решении других конфликтных вопросов. Не бывает безвыходных ситуаций,
кто ищет, тот всегда найдет.
Не все проблемы можно решить подобным образом,
главное — искать пути решения. Бывает сложно понять позицию другого человека,
оценить мотивы, которые движут теми или иными поступками. Но в наше время несложно
получить знания основ психологии из общедоступной литературы и Интернета.
Даже дорогостоящую консультацию семейного психолога теперь можно получить бесплатно,
воспользовавшись системой on-line консультаций.

Так зачем
же гнуть палки и ломать копья, бросать вызов и затаивать обиды, когда у человека
разумного есть возможность использовать свой разум во благо, а не ради разрушения
отношений в семье? Люди разные, и схема, подходящая
для решения проблем моей самостоятельности в моей семье, возможно, не подойдет
тебе. Но я уверена, ты, ответив на главный вопрос «Друг или враг?», найдешь путь
решения проблемы — война или компромисс.

Оставить комментарий