Любовь отважного труса

Прежде чемшждать кого-то возми его обувь, пройди его путь, попробуй его слезы, почувствуй его боль…

Одно из самых страшных воспоминаний детства… Лето, солнце, пляж… Меня, маленькую любопытную непоседу, понесло посидеть на мостике, с которого ловят рыбу. Буквально через несколько минут я поскользнулась на мокрых досках и свалилась в воду. Сколько мне тогда было? Лет пять-шесть, не больше. Плавать я не умела, поэтому отчаянно барахталась и вопила от страха. Пока старшие мальчишки бежали на помощь, течение снесло меня прямо к водовороту. Сил больше не было и, глотнув воды, я пошла на дно…

С тех пор я ужасно боюсь воды, поэтому так и не научилась плавать. Не нахожу в себе смелости даже по косточки войти в море.

Прекрасно понимаю, что это фобия, с которой необходимо бороться, но не могу.

С Антоном мы познакомились случайно. Я возвращалась от друзей поздно вечером. Неожиданно дорогу преградили два изрядно выпивших парня. Стали приставать, один из них попытался вырвать из моих рук сумочку. И тут из темноты выросла фигура молодого мужчины:

— Пацаны, а ну быстро отдали девушке сумочку и свалили! — потребовал незнакомец.

— Иди, куда шел, пока зубы не посчитали! — посоветовал ему один из подонков и грязно выругался.

Нужно сказать, что с двумя обидчиками мой защитник разобрался с удивительной легкостью: пару приемчиков, и те бросились наутек, а он пошел провожать меня до подъезда.

— Спасибо, вы прямо герой! — растроганно сказала я своему спасителю.

Парень мне сразу понравился, да и, как оказалось впоследствии, я ему тоже. Прощаясь возле моего подъезда, мы обменялись номерами телефонов, на следующий день созвонились, а затем стали встречаться.

Нам было хорошо вместе: общие интересы, увлечения, нам нравились одни и те же фильмы, книги, музыка.

— Никогда не забуду, как ты отважно вступился за меня! — как-то сказал я ему. — Ведь эти подонки могли быть вооружены.

— Пустяки, малыш! — смутился он и с улыбкой добавил: — Иногда мне кажется, что мы с тобой две половинки
одного целого!

— И мне тоже! — чмокнула его в ответ.

Вскоре мы поняли, что у нас все достаточно серьезно, и стали жить вместе в моей двушке. Шло время. Наступило лето.

— Лиля, мои друзья живут в селе прямо на берегу Днепра! — однажды сказал Антон. — Приглашают нас в гости! Позагораем, покупаемся! Выезд завтра!

— Я не поеду! — вырвалось у меня.

— Почему? — удивился он.

— Ты понимаешь… стыдно сказать, но я не умею плавать,— чувствуя, что краснею, призналась любимому.

Мне было стыдно сказать Антону, что в таком возрасте я не умею плавать. Кроме того до ужаса боюсь воды

— Ерунда! — отмахнулся он. — Я тебя в два счета научу!

— Боже, только не это! Нет, нет и нет!

Обиделся ли Антон? Думаю, да, но без меня к друзьям не поехал. А через неделю предложил:

— В общем так, дорогая фрейлен, мы поедем сами, побудем на берегу одни и начнем вместе, сообща бороться с твоими страхами! Ничего не бойся — у меня первый юношеский разряд по плаванию.

Антон оказался просто волшебником: он терпеливо уговаривал меня не бояться воды, стать смелее, окунуться и так далее.

— Любимая, я рядом!—ободрял меня он.

— И всегда помогу тебе!

Антон был не только отличным тренером, но и хорошим психологом. И к концу нашего уединения на берегу Днепра я уже довольно сносно могла проплыть пару метров. И все было бы хорошо, если бы в последний день перед отъездом я, решив, что уже умею и, как говорится, море мне по колено, не поперлась на рыбацкие мостки. Антон в этот момент складывал вещи в машину и не заметил моего отсутствия. И снова все повторилось, как в детстве: я поскользнулась и свалилась в воду. Куда только недавно приобретенные навыки делись! Я отчаянно заорала.

— Держись! — закричал любимый и ринулся мне на помощь.

Прыгая в воду, он зацепился ногой о какую-то корягу и поранился, но все-таки сумел вытащить меня на берег. Я плакала и клялась, что больше никогда, ни при каких обстоятельствах не полезу одна в воду.

Я все еще не могла отделаться от потрясения и тихо скулила, а мой парень с нескрываемым страхом уставился на кровь, сочившуюся из ранки на песок. Я достала из машины аптечку, обработала рану зеленкой, забинтовала.

— Накапай мне сердечных капель, — тихо попросил вдруг Антон.

— Тебе плохо? — встревожилась я.

— Да, разнервничался что-то…

Лишь теперь я обратила внимание на его бледность и дрожание рук.

— Ты такой смелый, не задумываясь, бросился меня спасать! — прижалась к любимому. — Но теперь я снова буду бояться воды, — добавила, виновато вздохнув. — Мне так стыдно за этот страх перед водой! Ты не будешь смеяться надо мной?

— У каждого свои страхи, — задумчиво ответил Антон. — Как сказал кто-то великий: «Прежде чем осуждать кого-то, возьми его обувь и пройди его путь, попробуй его слезы, почувствуй его боль…»

Мы вернулись домой, а утром я обнаружила, что рана на ноге любимого стала слегка гноиться; опухоль увеличилась. Всегда спокойный Антон был в панике:

— У меня нагноение! — истерично кричал он. — Так и до заражения крови недалеко! Надо немедленно ехать к врачу! Возможно, нужно будет проколоть какие-то антибиотики.

— Как медсестра скажу тебе, что нет ничего страшного! — пыталась успокоить его я. — Сейчас промою рану, наложу стерильную повязку, и через день-два все пройдет!

— Не пройдет, — перебил он. — Вызывай «скорую»! Вот… у меня уже температура поднимается! Умоляю, звони! Я не хочу умереть от заражения крови!

— Умереть? Антошка, что с тобой?!

Я не могла поверить: мой сильный и смелый мужчина хныкал как маленький ребенок, умоляя немедленно звонить в сто три. Спорить было бесполезно. Самое смешное, что фельдшером оказался мой сокурсник по мед училищу.

— Лилька, ты совсем сбрендила? — удивленно посмотрел на меня Олег.

— Не могла сама рану обработать? Там же нет ничего страшного!

— Могла, — покраснела я, — но Антон просит, чтобы ему сделали укол.

— Какой? От трусости? — насмешливо пробормотал врач. — У нас вызовов до черта, а вы тут глупостями занимаетесь.
Бригада «скорой» уехала, а я была зла на любимого до такой степени, что хотелось его удавить.

— Ну вот что ты за цирк устроил? Так же нельзя! В воду меня спасать бросился, перед хулиганами вступился. Я думала, ты смелый, а ты… Эх…

Антон явно был обескуражен.

— Понимаешь, у каждого свои фобии… Вот и у меня… Дело в том, что мой брат умер от заражения крови, и с тех пор я боюсь, что со мной повторится то же самое. Не сердись…

Сказать по правде, я была крайне удивлена. Как можно устраивать истерику из-за такой ерунды Стыдобище…

Мне стало его жаль, а еще вдруг вспомнились слова, сказанные им на берегу: «Прежде чем осуждать кого-то, возьми его обувь и пройди его путь, попробуй его слезы, почувствуй его боль. Наткнись на каждый камень, о который он споткнулся. И только после этого говори, что ты знаешь, как правильно жить».

Оставить комментарий