Любовь за деньги

Может быть, ты подумала, что сейчас я заведу разговор о проституции? О девушках, стоящих вдоль дорог, или о легализации публичных домов? О тех, кто продает свое тело за деньги? Это не так, точнее, это так и не так одновременно. Я хочу рассказать о возможности продажи не только тела, но и души. О посвящении своих мыслей, чувств, и, в конце концов, жизни, человеку с толстым кошельком. И о цене за красивую жизнь, о том, что может и не может вытерпеть женщина, когда одним из главных факторов ее нахождения рядом с тем или иным мужчиной является размер его счета в банке.

Катя — холеная блондинка а-ля Шарон Стоун в молодости — в два часа ночи сидит на кухне у подруги, курит одну за другой тонкие сигареты и «глушит» «Чинзано» с оливками. Ей нехорошо, она запуталась в своей жизни, она не знает, как ей развязать тот узел, который она сама начала завязывать еще много лет назад.

В детстве Катя жила в однокомнатной квартире вместе с мамой, бабушкой и дедушкой. Достатка в доме не было. Мама работала участковым терапевтом за смешную зарплату. Дочку учила экономить, быть скромной в запросах, жить по средствам. Но Катя, хоть и выросла девушкой воспитанной и доброй, жить как мама не хотела ни в какую. Еще учась в школе, она совершенно случайно влилась в компанию «золотой молодежи», -завсегдатаев ночных клубов и дискотек. Они не считали деньги и везде щедро платили за Катю, подхватывали на иномарках по дороге в университет (где Катя училась все на того же терапевта), на день рождения могли подарить золотой браслет или набор элитной парфюмерии.

Катя красиво плыла по жизни, и чем дальше, тем больше утверждалась в мысли, что выйдет замуж за человека, которого полюбит, НО полюбить она сможет только того, кто не нуждается в деньгах, кто богат. Катя нравились мужчины добрые, с чувством юмора, умные, но не светилась же у них на лбу неоновая надпись — «денежный мешок»! Когда Катя начинала встречаться с парнем, она не думала о деньгах, но уже через недели две все становилось на свои места. Если парень оказывался неплатежеспособным, отношения не складывались. «Мне даже становится не интересно, каков он в постели, — признавалась Катя подругам, — если я понимаю, что он не может заплатить за меня в ресторане, купить красивое нижнее белье, подарить букет роз и т.п. Такой мужчина — не настоящий, недоделанный какой-то, и уж точно не мой».

Двухлетний красивый роман с богатым стильным мужчиной, работающим в сфере шоу-бизнеса, закончился полным крахом всех Катиных надежд. Он не захотел бросить своих жену и ребенка, и резко порвал все отношения.

Катя растерялась, из под ее ног ушла опора и призрачная уверенность в завтрашнем дне. Куда идти, что делать? Университет закончен, нужно искать работу. Терапевтом? Нищенская зарплата, шоколадки и «спасибо, доктор!» от больных старушек, хождение «по вызовам»… А жить, где жить? С мамой и стариками в «однушке»? «Не вынесу, не переживу», — думала Катя.

И тут появился Олег. Неловкий, грубоватый, но добрый. Катя бросилась в отношения с ним просто для того, чтобы заглушить боль от прежней любви. Позже выяснилось, что Олег — мужчина при деньгах, но и с внушительным набором недостатков, заметных даже невооруженным взглядом. Если что-то ему не нравилось — в секунду вскипал, раздражался, начинал обзывать Катю, а через час приходил мириться, бурча под нос, что «ты же меня сама довела». Катю, воспитанную в интеллигентной семье, никогда не ругавшуюся матом, такое поведение Олега оскорбляло до глубины души. Она плакала, пытаясь объяснить ему, как обижает ее такое отношение. Олег вроде бы все понимал, но на следующий день скандалы повторялись вновь.

Когда Катя переехала жить к Олегу, коллекция его ругани пополнилась фирменной фразочкой: «Собирай манатки и катись на свою Ивановскую!» Ивановская — это улица, на которой жила Катина мама. Олег прекрасно знал, что уехать туда для Кати смерти подобно, и пользовался любой возможностью наступить на ее «больную мозоль».

Дальше — больше. Олег начал заводить игривые разговоры об изменах, о том, что ничего страшного в них нет, что «левак укрепляет брак» и т.п. Катя краснела от возмущения и обиды, кричала: «Только попробуй — пожалеешь!», — и они снова ругались. А потом бурно мирились.

Однажды Катя вернулась домой раньше, чем обещала Олегу. Парень встретил ее прямо у дверей, а не в кресле у телевизора, как обычно, и вид он имел не лениво-недовольный, как обычно, а слегка испуганный. В ванной лилась вода. Затем вода стихла и взору Кати предстала ее знакомая по имени Оксана, завернутая в полотенце и нагло смотрящая ей прямо в глаза. После немой сцены Катя выбежала из квартиры, хлопнув дверью. На следующий день о произошедшем знало по меньшей мере полгорода. Оксана разве только что по телевидению не объявила о том, как она, великолепная стерва, красиво и легко отбила у Кати Олега. И всех жутко интересовало, что же будет дальше. Но случилось непредвиденное. Катя в тот же вечер вернулась и осталась с Олегом. Возможно, у них был серьезный разговор, и Олег уверял Катю, что больше так не будет, а она, плача и кляня свою судьбу, все-таки простила его, — кто знает?

Когда Катя «залетела», встал вопрос о женитьбе. Казалось бы, ответ на него был очевиден — «да», но какое-то время Катя все же раздумывала. Она чувствовала, что Олег — это совсем не тот, о ком она мечтала (не считая пункта «деньги»), и в глубине души понимала, что он никогда не перестанет ее унижать, что, возможно, дальше будет еще хуже. Но ей было жаль потерянных пяти лет жизни с ним, жаль своей уходящей молодости, жаль чувств и душевных сил, потраченных на борьбу с недостатками Олега, жаль себя, прошедшую через столько унижений. Жаль будущего ребенка, который не должен расти без отца. Может быть, после рождения сына или дочери, Олег все-таки изменится, станет терпимее, нежнее?

Свадьба была пышной. Сто человек гостей, лучший ресторан города, самое дорогое свадебное платье из элитного салона… За все заплатил Олег. А сразу после свадьбы — переезд на новую квартиру, покупка автомобиля. Рождение дочери встретили во всеоружии — детская комнатка в нежно-розовых тонах была «упакована» всем необходимым для крохи. Счастливые родители с малышкой запечатлены на множестве видеокассет и фотографий.

Но хэппи-энда в этом рассказе нет. Потому как люди не меняются. Прошло совсем немного времени, утихли восторги по поводу рождения ребенка, жизнь упорядочилась, стала предсказуемой, монотонной. Катя целый день проводила с дочерью, а Олег до ночи пропадал в фирме, владельцем которой и являлся. Возвращался поздно, усталый, взвинченный, и все негативные эмоции, накопленные на день, выплескивал на Катю. Придирался по мелочам, постоянно упрекая в неоправданных растратах: «Сидишь на моей шее! Только деньги умеешь тратить! Купила молоко за 30 рублей! Да ему красная цена — 15 рублей за литр!» Катя, как и всегда, продолжала служить ему девочкой для битья, а еще — подушкой, в которую можно поплакаться, а потом, небрежно обняв, заснуть успокоенным и прощенным, несмотря ни на что.


Нежности не хватало, любви не хватало, да элементарного самоуважения не хватало! В девушке накопились чувства, которым не было выхода — муж резко обрывал все ее попытки стать ближе, роднее, почувствовать себя одной семьей. И эти чувства нашли другого мужчину. Того, кто давно был рядом и всегда оказывал Кате знаки внимания. Так, однажды после празднования своего дня рождения, она оказалась в постели с другом семьи. Это был не просто секс, это была отчаянная попытка наконец-то почувствовать себя любимой и желанной. Той ночью она, впервые за многие годы, плакала от счастья. Но уже утром ощутила всю тяжесть навалившейся на нее вины. Как же она дошла до этого? Сотворила тяжкий грех, который не смыть с тела водой, не оттереть с души мочалкой! И кто объяснит теперь, как быть, что делать? Неужели их семья разрушится, неужели все те отношения, которые она столько лет пыталась выстроить с Олегом, развалятся как карточный домик?

Она сидит на кухне у подруги и курит последнюю сигарету из пачки. «Чинзано» на донышке, на часах полтретьего ночи. Назавтра Катя записана к своему стилисту на 11.00. Затем пробежка по магазинам — хочется подарить маме сотовый телефон со встроенной видеокамерой (Олег разрешил после небольшого скандальчика). После обеда — домой, ждать мастеров, которые привезут заказанную из Италии мебель для кухни. А еще принять вахту от няни — поиграть с дочкой, покормить. Такси ждет. «Пока, подруга! Спасибо, что выслушала. Пошла жить дальше».


И — покачивающейся походкой — за дверь, в свою жизнь, в пользу которой неосознанный выбор сделан уже давным-давно.

Итак, красивая жизнь или чувство самоуважения? Обеспеченное будущее ребенка или спокойная атмосфера в семье? Жизнь на вулкане или гордое одиночество? Возможность посещать салоны, рестораны, покупать дома, автомобили, путешествовать — то есть свобода внешняя, или свобода внутренняя, без унижения собственного достоинства, без выслушивания постоянных упреков, но и без особых материальных радостей жизни? Возможно ли в реальности совпадение этих свобод? И вообще — приходится ли платить за богатую жизнь, и если да, то какая цена приемлема?

Поговорим?

Оставить комментарий