Конец пляшущих человечков

Огромные банты на голове — еще полбеды, а вот тяжелый портфель с книжками — катастрофа! Должна сказать, что, несмотря на маленький рост, природа одарила меня хорошими спортивными данными. И дружила я больше с мальчишками, потому что с ними всегда интересно. Родители смирились с тем, что их дочь растет пацанкой, и не удивлялись ни моим рваным ботинкам после игры в футбол, ни синякам и ссадинам после лазания через заборы.

По пути к школе стоял высокий пешеходный мост. Он возвышался над железнодорожной станцией и был очень длинным. Возвращаясь с занятий, мы с друзьями просовывали головы через плетения перил и считали вагоны проходящих составов или прицельно бросали в них камешками, снежками. Осенью набирали побольше опавших листьев, выбегали на мост и ждали, когда будет проходить поезд. А потом быстро бросали их вниз. Подхваченные
стремительным вихрем, они долго кружили в воздухе, а мы смотрели на свой рукотворный листопад и радовались такой затее.

Но любимым нашим занятием было запускать с моста бумажные самолетики. Как-то я сложила сразу несколько в одну стопку и с силой перебросила через перила. Они взметнулись ввысь, а потом разлетелись в разные стороны грациозным веером. Их подхватил ветер, и они долго летели вслед уходящему поезду.

Однажды зимой моя бабушка получила по почте посылку от своих друзей. Открыли ящик и стали рассматривать
подарки. Бабуля осторожно доставала вязаные варежки и меховые сапоги, маме с папой — шарф и носки, ну и на дне посылки лежала настоящая ненецкая шуба, конечно же, для меня.

Шуба была сшита из оленьего меха, украшена разноцветными вставками. На подоле красовался орнамент с оленями и пляшущими человечками. Вся шуба была очень колоритная, выполнена в национальном стиле народов севера. Такую одежку можно только на выставках показывать как достижение умельцев. Родители пришли в дикий восторг от такой красоты и, не раздумывая, начали натягивать на меня это произведение искусства. Шуба была явно велика, но это их не остановило. Наконец-то их дочь станет похожей на приличную девочку.

На следующий день я, облаченная в обновку, едва перебирая ногами, спешила в школу. Длинная и тяжелая шуба
мешала двигаться, и, как следствие, я опоздала на первый урок.

— Инна Александровна, извините. Можно войти? — просунув в приоткрытую дверь голову, шепотом спросила учительницу.
— Входи, Воскобойникова, — строгим тоном ответила та.

Но когда я закатилась в класс, поднялся невероятный хохот. Мой вид был настолько глупым, что даже преподавательница не сдержалась.

— Это что за чукча к нам пожаловал? — смеялась она. — Ладно, раздевайся и садись заниматься.

Но снять с себя эту уже ненавистную мне шубу оказалось не так просто. Вспомнив про пуговицу, я дотянулась до тугой петельки, но не смогла ее расстегнуть. Начала выкручиваться и подпрыгивать, вертелась на месте и приседала в надежде, что эти телодвижения помогут раздеться. Кряхтела и ерзала, притопывала и раскачивалась в разные стороны. Все это было похоже на ритуальный танец северного шамана, не хватало только бубна и колокольчиков.
Класс неуемно хохотал.

— Хватит! Сядьте и успокойтесь, — кричала учительница, понимая, что ситуация выходит из-под ее контроля.

Но дети разошлись и не умолкали. Тогда Инна Александровна подошла ко мне, взяла за плечи и буквально вытолкала в коридор.

— Здесь можешь свой цирк устраивать, — сердито проговорила она и закрыла дверь.
— Бе-е-е, — показала ей вдогонку язык.

«И чего они все смеются? Никто же из них не был в моей шубе», — подумала с обидой и уставшая и вспотевшая села
отдыхать прямо на пол.

— Я ненавижу эту шубу, ненавижу! — со слезами кричала дома, надеясь, что родители сжалятся и разрешат мне ходить в старом пальтишке, не создающем проблем. Но они и слушать ничего не хотели. Пришлось смириться… Так и не приспособившись расстегивать пуговицы, я научилась снимать и надевать шубу через голову. Похожая на куклу-неваляшку, я маленькими шажками топала из дома в школу и из школы домой под дружное улюлюканье и дразнилки школьной детворы.

Но самое обидное было то, что я не поспевала за ними на мост — запускать самолетики.

Как-то раз, смастерив побольше самолетиков, я поспешила на мост, где уже веселилась гурьба знакомых ребят. Достала несколько своих бумажных аэропланов и, размахнувшись на сколько могла, запустила их. Но они едва перелетели через перила и тут же носом спикировали вниз. Я разочаровано вздохнула. Потом сняла шубу, бросила
ее на кучу портфелей, достала новую пачку самолетиков и, замахнувшись во всю силу, метнула их вверх. Самолетики высоко взлетели и стали плавно парить в воздухе.

— Ух ты! Вот это красота! — завистливо закричали мои приятели.

Выпустив весь бумажный десант, мы засобирались по домам. Каждый кое как хватал свой портфель с огромной кучи — кто сверху, кто снизу. И вдруг в этой суматохе моя шуба, переброшенная несколько раз с места на место, проскользнула под нижнюю перекладину перил и… полетела вниз.

Сделав в воздухе два-три неуклюжих сальто, она упала на крышу проходящего вагона, зацепилась за какой-то
выступ и, помахивая нам рукавами, как крыльями, умчалась в далекую даль. А наша веселая стайка застыла, как в игре «Фигура, замри».

Первой пришла в себя Анечка.

— Ой, что теперь будет! — прижав к щекам ладошки, пискнула она в ужасе.
— Ну и попадет тебе от родителей, — знанием дела заявил Богдан.
— Теперь ты простудишься, заболеешь ангиной, и тебя заставят пить горькое лекарство, — сделала умозаключение
Сонечка, многозначительно поправив очки на курносом носике.

Содрогнувшись от этой мысли, я подхватила портфель и помчалась домой. Падала несколько раз, поднималась и снова бежала. Думала, сердце выскочит. «Родители у меня хорошие, но мама обязательно накажет! — думала в страхе. — Папа тоже будет сердиться и прочитает длинную мораль, а бабушка обидится, что подарок ее друзей пропал». Я вбежала в квартиру, замерзшая, как сосулька, и с порога прохрипела:

— Мам, пап! Я замерзла. Бабулечка, я шубу потеряла! — и, не выдержав напряжения, отчаянно зарыдала.

Перепуганные родители засуетились вокруг меня, бабушка принесла горячего чаю со смородиной, мама укутала меня в свой уютный махровый халат, налила в таз горячей воды с горчицей и опустила туда мои ноги. Вопреки пророчеству Сонечки я не простудилась и уже на следующий день вприпрыжку бежала в школу в своем любимом стареньком пальтишке.

С тех пор прошло много лет, но мы с бабушкой часто вспоминаем историю гибели пляшущих человечков…

Оставить комментарий