Я — приёмная мама


10 лет я попала в автомобильную катастрофу, и врачи сразу же сказали, что о материнстве
можно забыть. Это невозможно даже при современных достижениях медицины. Мы с мужем
до свадьбы решили, что, как только
немного встанем на ноги, усыновим ребенка. Но вот уже пять лет, как мы поняли,
что легально ничего не получится. Даже в варианте с вынашиванием малыша другой
матерью мы не защищены юридически, и в любое время она по нашим законам сможет
отсудить его себе. Знакомые узнали, где можно купить младенца, но сумма оказалось
астрономической — 8 миллионов", — как-то рассказала мне 33-летняя соседка
Екатерина.


А потом добавила: "К счастью, в России начала реализовываться программа патронатного воспитания. Суть ее очень проста: дети отдаются в семьи не для усыновления, а для воспитания на определенный срок, который может измеряться днями, а может всей последующей жизнью".

Я заинтересовалась рассказом своей знакомой и выяснила, что в Москве программа фостерного или патронатного воспитания начала работать 7 лет назад на базе детского дома № 19 (Спартаковская площадь, дом 10, корпус 3). Хотя в России еще при Екатерине II были семьи, которым государство оплачивало все расходы на содержание приемных детей.

«Для многих семей, — говорит директор детского дома Мария Терновская, которая занялась продвижением этой системы после командировки в Англию, — система предлагаемая нами, единственный выход. Тем, кто хотел взять ребенка ничего объяснять не надо. Мало того, что усыновить можно только родителям с большим достатком и абсолютно здоровым еще и требовалось пройти огромное количество всяких комиссий. Можно подумать, люди не благое дело собирались сделать, а оформлялись на работу во внешнюю разведку. Вот и получалось, что с одной стороны наша страна практически единственная в мире, имела государственные детские дома и самую большую очередь на усыновление. А ведь по неофициальным данным от 2 до 6 миллионов детей сегодня находятся на улице. Кроме того, в домах малютки, детских домах и интернатах сейчас находится почти 700 тысяч детей».

Вита, социальный работник службы по устройству в семью:


"Я долго не могла родить ребенка. Горе привело меня в Детский дом. Сначала
я просто взяла мальчика. Ему тогда было 11 лет. Сколько я всего натерпелась —
не передать словами! Но теперь мы счастливы. Сыну 18 лет и мы всегда вместе.

Когда вспоминаю детский дом, сердце сжимается от боли. Я часто приходила туда, пока оформляла документы, подружилась со многими детками. Никогда не забыть мне не по годам серьезную Сонечку, которая заглядывая мне в глаза, однажды спросила: «А вы не можете и меня взять к себе домой?».

— Мария Феликсовна, чем отличается патронатное воспитание от усыновления? Почему многие так хватаются за эту возможность?

— Мы платим зарплату патронатным воспитателям. Но полноценно воспитывать ребенка только ради денег (к слову, это чуть больше двух тысяч в месяц на одного ребенка) невозможно. У нас есть семьи, которые берут детей на короткий срок. В случае, например, если родители в больнице и о ребенке некому заботиться. Одна семья специализируется на младенцах. Другая категория родителей готова взять на себя заботу о ребенке на всю жизнь. От патронатного воспитания можно перейти к усыновлению.

— Какой он, патронатный родитель?

— Человек желающий стать мамой или папой, и готовый преодолевать все возможные и даже не предполагаемые трудности. Если говорить о мотивах, побудивших придти к нам, то они самые разные. Просто перечислю их: семьи, потерявшие детей и уже не имеющие возможности иметь своих. Семьи, имеющие родных взрослых детей, но чувствующие в себе силы и потребность воспитывать малышей. Семьи с одним ребенком, но желающие иметь много, вступающие в позднем возрасте в повторные браки. Берут на воспитание, желающие иметь девочек, но у них получаются только мальчики.
Конечно, важно понимать, почему люди пришли к нам, но самое главное, что могут родители дать ребенку, а не материальное благополучие. Ведь и в малообеспеченных семьях вырастают хорошие дети. Мы со своей стороны стараемся помогать бесплатными билетами в театры, музеи, путевками. Уже после усыновления можно придти на семейные тренинги, консультации психолога.

А вот тут я хочу разочаровать охотников легких путей. Никто вам сразу ребенка не отдаст. Это не рыбка в аквариуме. Сначала вам необходимо придти на собеседование. При первой встрече никто и ничего друг другу не обещает и не берет обязательств. Вы не обязаны брать ребенка, а вам не говорят категорического «нет». Не отказывают в возможности стать родителем даже одиноким мужчинам. Затем наступает второй этап — тренинги. В течение нескольких месяцев в ролевых играх родители и члены их семей готовятся к принятию ребенка. Параллельно с занятиями в детском доме сотрудники выезжают домой в будущую семью, знакомятся с условиями жизни, возможностями. Должны быть минимально комфортные условия и потенциальная любовь, желание создать для ребенка условия развития.

Кого выбрать?

Как говорят работники детского дома, первоначально все хотят девочек от 2 до 7, однако, некоторые потом понимают, что лучше мальчик-подросток.
Одновременно в детском доме живет 35 очень разных детей. 95 процентов детей имеют родителей, которые не лишены родительских прав. Судебные процессы затягиваются на годы. Поэтому понравившегося малыша нельзя усыновить — можно взять на патронатное воспитание.

Дети живут большими семьями. Мальчики с девочками. На четырех человек по комнате. Для каждого ребенка рабочее место и кровать. Как и в семье, главная здесь мама. Их здесь даже две. Они готовят на кухне еду, помогают ребятам делать уроки, следят за их одеждой. Пока старшие ребята в школе, мамы — воспитатели занимаются с малышами. Они клеят и вырезают аппликации, учат читать и писать. Вечером ребята смотрят телевизор, играют. Они вполне обычные дети. Одно их отличает от наших семейных детей — они с нетерпением смотрят на взрослых, приходящих на тренинги, и очень хотят услышать от них: «Иди ко мне, малыш! Теперь я буду твоей мамой!».

Параллельно с подготовкой родительской семьи готовится ребенок. Психологи смотрят, чтобы семья и ребенок подходили друг другу. После тренингов родители берут ребенка в семью, гуляют с ним, проводят по одному — два дня, а потом снова возвращают в детский дом. Обычно знакомство продолжается 2 месяца. Тогда как вся подготовка занимает такой же период, как и беременность — 9 месяцев.

Трудности

Мария Капилина, детский психолог:

"Дети из детских домов социально не адаптированы, попадая в нормальные человеческие условия, они в новой семье начинают вести себя также, как в прошлой. Порой ребенок, попав в семью, начинает все рушить, ломать, драться и ругаться, но он не протестует против новых родителей, просто у него нет других образцов поведения в семье. Дети могут неадекватно реагировать на повышенный голос, активную жестикуляцию кого-то из членов семьи: наброситься и укусить, или спрятаться. В его семье после повышенного голоса шло наказание. Надо понимать это и постараться сдерживать себя. Лишний раз стоит поговорить с ребенком, обнять и поцеловать его. В среднем к новым условиям ребенок полностью адаптируется только через год. Послушание приходит через понимание и привыкание.

Некоторые дети хотят вернуться в родную семью. Они любят родителей не такими, какие они есть, а такими, какими их рисует воображение. Они вытесняют из сознания все плохое. И очень тоскуют по матери и отцу и хотят, что бы они перевоспитались. Один мальчик был настолько сильно привязан к своей семье, что его так и не смогли устроить в другую. Дети хотят видеться со своей кровной семьей. Хотя некоторым хватает только знать, что их родители живы. Разрыв с родной семьей — это тяжелая травма. Такая же, как и вхождение в новую семью.

Конфликты могут возникать с теми детьми, которые не знали своих родных родителей, и им кажется, что это те самые, которые бросили его сразу после рождения. Стоит объяснить ребенку, что бывают разные родители. Одни рожают, а другие долго ищут и им хочется найти и любить именно его. Лучше не настаивать и не просить ребенка называть вас мамой и папой. Все придет само.

Попав в семью, ребенок впервые обретает что-то свое. Он может начать «жадничать». Но надо объяснять ребенку так, как вы бы объяснили родному ребенку. Для всех детей должны быть четко обозначены границы".


"Первое время все было отлично, ребенок был золотым. Через
месяц начались истерики — начал качать права, орать, закатывать истерику из-за
какой-то сущей ерунды. Я старалась дать понять ему, кто здесь главный. Иногда
просто не обращала внимания на истерику, иногда вела себя строго. Когда ребенок
видит, что зрителей нет или нет никакой реакции, то и орать становится скучно",
— рассказывает приемная мама 7-летнего Антошки.


Напоследок

Когда Мария Феликсовна вернулась из Англии и начала создавать систему патронатного воспитания, ей пришлось заниматься и юридическим оформлением. Через некоторое время был соответствующий закон города Москвы. Согласно ему, патронатным родителям необходимо представить справки с места жительства, с работы, из лечебных учреждений. Понятное дело, что наркологическим и онкологическим больным, а так же судимым и сидевшим ребенка не дадут.

Но мы начали разговор с того, что патронатная система помогает во взаимообретении родителей и детей. Так как же с усыновлением?

«После того, как вы прошли тренинги, — говорит Мария Терновская, — и убедились сами, что можете воспитывать ребенка, а ребенок близок вам, вы с нашей помощью начинаете оформлять усыновление. Возможно, это случится через несколько месяцев, а возможно, лет. Но если вы хотите иметь ребенка и ваше сердце распахнуто для любви, вам все равно, кем будет приходится маленький человек вам, главное — он рядом».

Оставить комментарий