Если твой супруг – Отелло…

– А я, Вася, вчера свою девушку водил на "Отелло"!
– Что, культурная программа?
– Нет, предупреждение.
(Анекдот)

“В мужской ревности нет ничего плохого”. “Мужчина Ревнует, – значит, любит”. “Заставь ревновать, чтобы разбудить чувства”. Всё верно – пока ревность не превратилась в болезнь и пока от нее не страдают дети.

…У Юли прекрасный муж, и она видит в нем лишь один “недостаток” – он красив. Стоит ему, скажем, поинтересоваться у продавщицы о качестве товара, как Юля закатывает ему истерику, невзирая на присутствие их четырехлетнего сына. А уж если его сотовый отключен, Юля пребывает в полной уверенности, что он с любовницей (мысль о севшей батарейке в голову не приходит).

А муж Вики совершенно серьезно заявляет, что был бы рад, если бы у жены не было ноги: “Тогда бы точно никуда от меня не делась", – говорит он, хотя Вика и так всё своё свободное время проводит в семье. Их шестилетняя дочь интересуется: “Мама, а правда, что папа хочет отрезать тебе ножку?”.

Жить с человеком, копающимся в твоей записной книжке, требующим звонить каждые два часа с работы, отчитываться за каждый прожитый день, – тяжело. Но помни, что твой супруг страдает гораздо больше. Вся его жизнь – сплошной стресс. Он, как правило, осознаёт, что болен, старается взять себя в руки, но, увидев, как сослуживец целует тебя в щёку при встрече, теряет над собой контроль.

Даже если твой “Отелло” идеальный отец, в момент приступа ревности он забывает о детях и не думает об их чувствах. Последствия такой потери контроля над собой, как правило, бывают весьма печальными для малышей. Родительские выяснения отношений всегда приводят к детскому стрессу, который может проявить себя в виде энуреза, или многих других заболеваний, или нервного срыва, но – главное – в будущем такие дети воспроизводят заложенный с детства стереотип поведения уже в своей собственной семье.

Как же помочь ревнивцу? А заодно и себе?

В первую очередь надо осознать, что это болезнь, и бороться с ней надо очень и очень тщательно, не давая ей прогрессировать. Не надо смеяться над супругом. Бросив вскользь: “У нас на работе новый сослуживец, оч-чень симпатичный”, – ты не добьешься ничего, кроме бессонной ночи для него (а заодно и для себя) и его постоянных набегов к тебе на работу. Гораздо проще просто сообщить: “У меня новый сослуживец” и пресечь все вопросы, сказав: “Лучше тебя всё равно нет. Меня никто другой не интересует”. И желательно, чтобы на этом ваш разговор был исчерпан.

Не надо потакать истерикам типа “Я видел, что ты взглянула на того типа!”. Но все же не забывайте, что за этими словами может крыться просто неуверенность в себе и желание услышать: “Да что ты, он абсолютно невзрачный, вообще ничего из себя не представляет, а по сравнению с тобой он просто сморчок (или наоборот, глыба жира)!”

За безудержной ревностью может скрываться и чувство собственника. Так, Олег ревновал жену (кстати, и не помышлявшую об измене) к любому проходящему мимо мужчине, не отпускал её в командировки. Когда они развелись, и жена тут же начала встречаться с другим, он даже не огорчился. “Но ведь мы уже всё равно не вместе!”

Помимо ревности от неуверенности в себе и чувства собственника, бывает ревность возрастная, то есть юношеская. “Когда нам с мужем было по 19, и он сказал, что ему нравится Мишель Пфайфер, – вспоминает Света, – я чуть не разбила телевизор и полдня с мужем не разговаривала. Сейчас мы вдвоем с удовольствием обсуждаем длинные ноги прошедшей мимо девушки и выразительные глаза актрис”.

И, наконец, бывает, что ревность становится манией, фобией. Здесь совет может быть только один: срочно убедите супруга пойти к психологу. Это непросто, но иначе – нельзя. Тут своими силами не справиться.

Муж Ларисы дошёл до того, что, бросив работу, целыми днями выслеживал её. Всюду были расставлены “жучки”, за ней неотступно следовал нанятый мужем детектив, а её бельё тщательно исследовалось. Ярость вызывали у него и искренние уверения их десятилетней дочери: “Мама любит только тебя”.
Участие дочери в сценах ревности стало для Ларисы последней каплей, переполнившей чашу терпения, и она ушла от мужа. Только тогда он согласился на курс лечения. Тяжело было обоим, но зато теперь, когда Ларисин муж порывается взяться за старое, они обсуждают это, и всё заканчивается шуткой и смехом. А дочери освободившийся от своего недуга “Отелло” объясняет: “Просто я очень люблю твою маму…”

Кстати, учти: вне зависимости от того, “пострадавшая сторона” ты или сама очень ревнива – огради ребенка от ваших “разборок”. Ты ведь уже поняла, какой вред они наносят несформировавшейся детской психике, не правда ли? И уж совсем нельзя позволять ребенку становиться “языком”, докладывающим, что “маме звонил дядя”, а “папа, когда мы с ним гуляли, познакомился с симпатичной тетей”.

Конечно, любому ревнивцу очень трудно отказаться от слежки и других проявлений своего недоверия. Попробуй все же в открытую сказать мужу, что тебе это неприятно, и попросить его избавить тебя от этих действий и от сцен ревности. Постарайся воздействовать на него настойчиво и максимально терпеливо. Помоги ему, если и не избавиться от "комплекса Отелло", то хотя бы смягчить, сгладить его. А наградой за приложенные усилия будет благодарный всплеск чувств, спокойствие и радость в семье.

И последнее. Прежде чем обвинять супруга в излишней ревности, последи за собой: возможно, ты действительно не упускаешь шанса пообщаться с каждым более или менее симпатичным молодым человеком? А может быть, все вечера ты проводишь с руководителем твоей диссертации, а оставшееся время посвящаешь обсуждению его достоинств? Тогда не удивляйся, если в твоем супруге вдруг проснулся Отелло!..

Оставить комментарий