Мода в две головы

Они такие необычные — невольно смотришь на них с любопытством, когда они выходят после показа на поклон публике. Знакомьтесь: P52 -Татьяна Судорьянто и Наталия Комшина. Юные, миниатюрные, стройные, какие-то нездешние — космополитичные, но без нарочитой экзотики. Непохожие друг на друга, но обе — безусловное воплощение собственного дизайнерского стиля. Их марка появилась сравнительно недавно и быстро стала популярной. Их одежду мы видим в клипах и на обслуживающем персонале модных кафе. Именно им предоставили почетную возможность первыми показать коллекцию на неделе прет-а-порте Fusion week. Настало время познакомиться с ними поближе. На вопросы девушки отвечали так, что отделить ответ одной от слов другой оказалось невозможным — впрочем, это их характерный стиль.


— Вам, наверное, легче, чем другим дизайнерам: вы ведь работаете вдвоем..,


— На самом деле — да, наверное. Можно разделить решение некоторых вопросов — один одним занимается, второй — другим. Можно быть в двух местах одновременно, в два раза больше дел делать. Хотя все равно не успеваем (смеются). Но мы так привыкли советоваться друг с другом — иногда нужно быть рядом, чтобы принять определенное решение. Поэтому непонятно — хорошо или плохо быть вместе.


— Ну, что касается организационных моментов — это, безусловно, плюс. А как вы творческие обязанности разделяете?


— В творчестве мы абсолютно автономны. Концепцию придумываем вместе, — у нас каждая коллекция начинается с придумывания определенных правил игры. Обговариваем направление, в котором будем двигаться. Например, когда создавали коллекцию «Грин», решено было, что все будет зеленым. Причем создание концепции идет изнутри, по вдохновению. А потом каждая делает что-то свое. В самой первой коллекции мы пытались придумывать модели совместно — честно просидели двое суток, пытаясь одним карандашом нарисовать что-то общее, но поняли, что этот способ нам не подходит. Об одном и том же можно говорить разными словами. Поэтому теперь делим по честному — пополам. Конечно советуемся, но чаще бывает так: видим, кто что наваял, только когда получаем отшитую коллекцию с фабрики.


Кроме чисто творческой части в нашей работе есть еще и деловая — встречи с клиентами, закупка материалов, заказы и другое. Это даже больше, чем половина всей деятельности. На творчество остаются выходные. Работаем мы с разной скоростью, иногда одна из нас уже обсуждает модели с конструктором, а другая еще только вынашивает идею. Но к результатам мы приходим одновременно. Главный принцип — поддерживать и не мешать.


— Давайте поговорим о ваших клиентах. Среди них — немало представителей музыкальной тусовки, но говорят, что вы предпочитаете молодых исполнителей, с еще не сформировавшимся имиджем.


— Если честно, мы никого никому не предпочитаем. И вообще поначалу мы не собирались делать сценическую одежду. Просто однажды нам предложили сшить одежду одной группе — ну давайте попробуем, ответили мы. А эта группа порекомендовала нас еще кому-то. И так пошло-поехало. И как-то так получается, что к нам обращаются те, кто только формирует свой имидж или находится в процессе его изменения. Объясняем мы это то: у сложившихся артистов уже есть привязанности в плане художников по костюмам. Но был у нас случай, когда заказ сделал Филипп Киркоров — видимо, на волне увлечения молодежным стилем ему захотелось попробовать новых дизайнеров. Мы с ним познакомились как раз через молодую группу, с которыми работали с самого начала. Если к нам придут заслуженные мастера шоу-бизнеса — мы будем только рады, но специально встреч с ними мы не ищем.


— Можно немного подробнее про Киркорова?


— Все было очень просто. Мы готовили льняную коллекцию, а ребята-музыканты участвовали в показе. Перед показом как правило все рвутся приехать, чтобы заранее отобрать вещи, которые купят потом. Нам это не всегда удобно — как раз накануне показа идет самая напряженная работа, но отказать некоторым клиентам просто невозможно. «А можно мы приедем?» — мы: «А сколько вас?» — «Нас немного», — «А вы с кем?» — «Мы с друзьями», — «Ну приезжайте». Вот так Киркоров приехал с кем-то к нам в студию, посмотрел, попросил сделать ему что-нибудь в этом же ключе, только поставил условие, чтобы ни у кого больше таких вещей не было. Мы сделали ему несколько моделей под определенную тему. Работать с ним было очень интересно — мы не ожидали, что он настолько адекватная личность. Он оказался неожиданно спокойным человеком, уважающим других. С артистами обычно сложно, они с трудом укладываются в график — примерки, сроки, — а с Киркоровым в этом плане не возникло трудностей. У нас о нем прекрасные воспоминания. Мы, естественно, спросили, можем ли мы упоминать, что мы с ним работали. Участие в его проекте было для нас очень поучительным в плане профессиональных моментов. Он давал нам такие советы, которые можно было бы получить только у профессионала от шоу-бизнеса: что выигрышно смотрится на сцене, а что нет, какими должны быть костюмы в зависимости от сценария выступления. Этот человек очень хорошо знает, что ему надо.


Чем хороши начинающие артисты — это тем, что они только формируют имидж, им можно предлагать свои фантазии, они легко идут на эксперименты. А вот если у артиста уже сложившийся образ, эти наши фантазии могу просто не подойти ему. Они не укладываются в его рамки.


— Насчет рамок…вы, кроме прочего, делали еще и корпоративную одежду. Это у вас уже пройденный этап?


— Вовсе нет. Это направление, с которым мы усиленно работаем. Началось тоже очень спонтанно: нам позвонили и предложили сделать униформу для одного нового ресторана. А потом посыпались подобные заказы. Оказалось, что это очень интересно — своеобразная ниша, у нас практически никем не занятая, потому что фирмы спецодежды занимаются заказами больших объемов, им некогда входить в каждую мелочь. А мы рисуем клиентам эскизы, шьем образцы, пишем концепцию, чуть ли не танцуем с ними — мы не делаем форму для абстрактного персонала, а стараемся понять дух заведения.


— Все составляющие вашей деятельности, безусловно, необходимы. Но есть у каждой из вас какие-то личные симпатии, предпочтения в работе?


— Мы сейчас находимся в таком состоянии, что нам все одинаково интересно — и коллекции, и работа с клиентами. Но если все так будет продолжаться, нам, конечно рано или поздно придется выделить какие-то приоритеты. Сейчас еще слишком рано это делать. Первый год нашей деятельности прошел просто на какой-то волне энтузиазма. Сейчас у нас постепенно вырабатывается программа, а под нее — вся структура: производство, склады. Но мы продолжаем искать себя. Сейчас вот еще одно направление — делаем разработки для других марок: эскизы, техническая документация, образцы — это тоже интересно. Это именно то, чему нас учили.


— А чему именно вас учили и где?


— Учили нас на модельеров-конструкторов — такое классическое институтское образование. В институте мы и познакомились. А после этого каждый добирал то, что считал нужным. Таня училась еще дизайну — когда появились коммерческие вузы, и был еще курс дизайна интерьера. Работала стилистом на фотосъемках в журналах «Домовой», «Бьюти». А Наталья — занималась станковой живописью, пробовала себя как стилист по прическам и макияжу в итальянском салоне. Какое-то время руководила собственной дизайн-студией в Будапеште.


— Как вы, при столь разных интересах, решили работать совместно?


— У нас разница между днями рождения — неделя. Поэтому отмечаем вместе. Мы очень хотели на день рождения прыгнуть с парашютом. Не получилось, но потом возникла другая — на тот момент столь же безумная идея — сшить коллекцию. Решили все совершенно спонтанно. Проект был не за три копейки, естественно — средства вложить все-таки пришлось, но по минимуму. Это был гонорар с организованной фотовыставки, мы сначала хотели потратить его на вечеринку в день рождения, а вот сделали коллекцию.


— Вы так много умеете сами — вы и стилисты, и визажисты, приглашаете ли для своих показов специалистов со стороны?


— Конечно. Нереально сделать все самим. Мы четко знаем, какими должны быть макияж и прическа под нашу одежду. Но при этом даем определенную свободу парикмахеру и визажисту — им же тоже хочется проявить себя с творческой стороны. К тому же они — специалисты своего дела.


— Вы можете рассказать о своей последней коллекции?


— Ее рабочее название «Выход»…


— Имеется в виду выход в свет?


— Ну вот видите — у вас такие ассоциации. А у кого-то другого — другие. «Я вышел из дому», «я вышел из себя». Так что на этот раз трактовка глубоко личная, но в основе — вопрос: сколько человек может в себя вместить, насколько он может быть разным, и насколько не подчиняется обстоятельствам. Игры с самим собой. Одежда либо демонстрирует личные качества человека, либо маскирует их. Личность — первична, одежда — вторична.


— Как вы сами одеваетесь?


— Однажды мы пришли на интервью. Оделись так, что выглядели полной противоположностью друг другу: Наташа — в джинсовом костюме, в маечке, Таня — в белом пиджаке, эдакая дама в костюме. А потом была ситуация — наоборот. Однажды мы пришли в бутик HUGO BOSS — он такой стильно-стерильный, строгий, а мы — в духе «солдат Джейн». Причем явились мы не просто так — вещи посмотреть, — а на заранее условленную встречу, чтобы поговорить с людьми, которые нас там ждали. Но разговор совершенно не клеился, потому что они нас не могли вписать в свою установку, в свое представление о вещах. Проблема соответствия одежды ситуациям решается каждым человеком индивидуально, и чем сложнее личность — тем интереснее решение.


Беседовала Виктория Селантьева.

Оставить комментарий