Haute Couture осень-зима 2004/05. Мода высокого полета.

Дебаты о проведении парижских Haute Couture обостряются перед каждым показом, затихают после и так ситуация обстоит уже лет десять.
Основной вопрос: доколе будут продолжаться феерические и бесполезные с практической точки зрения шоу?

Кто-то утверждает, что до тех пор, пока живут в нашем мире состоятельные дамы, для которых 50-100 тысяч долларов — не столь существенная сумма. По мнению другой стороны — пока творчеством занимаются Гальяно, Лагерфельд и Лакруа, существование высокой моды в полной безопасности.


А с истинно женской точки зрения — джинсы и феминизм еще далеко не полностью подчинили себе женскую сущность. И только на показах кутюр женщина предстает в своем первозданном виде: цветка, амазонки, русалки, сирены, богини… Причем одновременно. Так что пусть на пару часов политикой и экономикой займется так называемый сильный пол, а мы обсудим наивысшее проявление моды и стиля — модели от парижских Haute Couture.

Показ дома Christian Dior прогремел манифестом: «Долгая жизнь Haute Couture!».
Джон Гальяно (John Galliano) решил представить Высокую Моду в ее царском обличье. Топ-модели величественно демонстрировали платья в стиле императриц начала XX века и неотъемлемые аксессуары королевских семей — короны, диадемы, бриллианты и шелковые перчатки длиной до плеч.

Суть коллекции такова: платья силуэта «русалка», просторные накидки из горностая, лавина атласа и шелка, усыпанных драгоценными камнями, корсеты делающие грудь неправдоподобно высокой и фантастически пышной (особенно у худощавых манекенщиц — гротеск!).

Прически в виде птичьего гнезда с диадемами в форме птичьей клетки, сережки типа люстра, ботинки на высокой платформе (на шпильках, в нарядах Гальяно даже многоопытные манекенщицы продефилировать не смогли), драгоценные и полудрагоценные камни всех оттенков — от фуксии до мяты.


На первом ряду, преисполненные благоговения и затаив дыхание, на подиум взирали королевские особи шоу-бизнеса: Джульетт Бинош (Juliette Binoche), Дайана Крюгер (Diane Kruger), Кэти Холмс (Katie Holmes) и Опра Уинфри (Oprah Winfrey).
Не то вздох, не то стон восхищения пронесся по залу, когда модель Мелания Кнаусс (Melania Knauss) вышла в подвенечном платье. Общественное мнение: «Невозможно представить более шикарный наряд. Вряд ли кто сможет переплюнуть Гальяно».
Подобную надежду лелеет и Мелания. Во время дефиле манекенщица не сумела удержать баланс и упала в расчудесном платье на подиум. Только при помощи четверых (!) мужчин удалость вновь поставить Кнаусс на ноги.

Показ Гальяно довел до радостного обморока его приверженцев и совершенно обессилил манекенщиц, которые теряли сознание после дефиле в зверски затянутых корсетах.

Валентино (Valentino) тоже решил не выставлять своих клиенток в виде бедных сироток и представил модели для «Леди Лоск». Его коллекция — немного условная демонстрация кутюрной роскоши. Роковые красотки, с очами в серой дымке перламутровых теней и кроваво-красными губами, в глянцевых мини-платьях, скорее ориентированы на элитных клиенток, на сокращении числа которых сетуют эксклюзивные дома.

Собственно, ничего революционного на показах не было. Традиционный итальянский гламур Дона Валентино. Сначала девушки в белых платьях для коктейля, затем девушки в золотых и серебряных костюмчиках, заключительный этап — черные вечерние платья. Много меха (особенно норки) и драгоценностей.

Особая статья — платья для церемонии Оскар. Вроде орудия психологического воздействия на публику.

Финал коллекции — красное подвенечное платье, как же Валентино без красного?

Ральф Руччи (Ralph Rucci) — единственный американец, приглашенный для участия на показах Haute Couture, высоко поставил свою планку. «Пока есть дамы охотницы до эксклюзива, готовые заплатить за свой индивидуализм любую денежную сумму, высокая мода не умрет», — сказал американский кутюрье перед показом коллекции. Хотя дизайн Руччи не столь экстравагантен как показы Диор или Готье, его скрупулезность и перфекционизм в отношении деталей вызывают уважение и восхищение.

Яркий тому пример: пальто с застежкой на 488 пуговиц, платье из 165 кусочков шифона, наряды с обилием павлиньих перьев и ручной вышивки (над ними круглосуточно работала бригада из 20 вышивальщиц).

В целом, показ Руччи с полным правом заслужил благосклонное внимание аудитории. И суровая критика поставила штамп: «Годен».

Жан Поль Готье (Jean Paul Gaultier) своеобразно прореагировал на слухи об упадке показов кутюр. Он продемонстрировал армию охотниц, девушек-мушкетеров и благородных разбойниц a-la Робин Гуд. Так Готье спасает высокую моду.

Основной темой коллекции была пелерина. Пелерина, по словам дизайнера, «дает вам чувство независимости, мобильности и полета». Пелерина в сочетании с облегающими платьями, опушенная мехом, из золотого атласа, в паре с элегантным драпированным бархатным платьем. Еще были огромные шляпы сомбреро и узкие ботфорты почти до ягодиц — важный элемент арсенала поклонниц Готье в следующем сезоне. Для сапог используются: замша, жесткий атлас, тонкая телячья кожа. Наконец, излюбленная тема модельера: юбка в клетку, плавно трансформирующаяся в платье, и вечерние платья черного и синего тонов..

«Мы боремся, — сказал кутюрье после показа и стал размахивать воображаемым мечом. — Бац, бац, бац! Отчаянно боремся за высокую моду».

О показах Домов Шанель и Кристиана Лакруа на Kleo уже расписывалось, добавлю что:


Лагерфельд обратился к теме 50-х, когда Мадемуазель вновь открывает свое ателье и дает новое дыхание миру моды. «Карл Великий» оказался блестящим гидом, перемешав модели платья с юбкой-кринолином и модели твидовых костюмов — визитной карточк Шанель. Призываю обратить внимание на модели пальто. Черные, итальянской длины, с белым воротником — хомут. Я уже заказала у портнихи нечто подобное.


Кристиан Лакруа не только модельер, но и поэт. Его девушки — живые цветы самых разных оттенков и сказочные персонажи с унесенной ветром шевелюрой. Дерзкие сочетания ярких цветов — на такое способен лишь Лакруа. Коллекция радует глаз и совершенно не утомляет.

Как известно, ряд дизайнеров отказались принимать участие на Парижской неделе. Посему под пронзительный взгляд критики попали показы не столь известных, но очень перспективных дизайнеров.

«Я обратился к Голливуду сороковых и позднему гламуру семидесятых годов», — поделился соображениями Эли Сааб (Elie Saab) — дизайнер-фаворит женской части Голливуда. Блестки и атлас предлагал верный самому себе ливанский дизайнер. Просто фестиваль платьев для голливудских звезд. Творчество на грани между Валентино (гламур) и Донателлой Версаче (много живых цветов и блесток, иногда чересчур много) Смысл кроя его одежд — тщательно облегать тело и волочиться по полу.
В итоге получилась классика для особо торжественного момента. К примеру — облегающие длинные платья цвета серебра или воздушные модели из муслина. Клиенткам, начиная с Халли Берри, которая «откопала» себе платье для церемонии Оскар именно у Сааба, наверняка понравится.

Анн Валери Хаш (Anne Valerie Hash) как обычно экспериментирует комбинацию женское/мужское. В течении нескольких сезонов подряд приверженцы Хаш с восторгом наблюдают за ее одержимостью деконструкцией мужского костюма. Правда она уже ушла от юношеского максимализма при котором ее брюки превращались в топы, а жакет трансформировался в шорты. И все явно присутствует привкус unisex. Коллекция в черных, белых и бежевых тонах весьма удачна с коммерческой точки зрения. Еще одна кутюр-идея которую можно носить, не опасаясь шокировать ближних.

Дом Torrente обрел новую жизнь с молодым дизайнером Жульеном Фурнье (Julien Fournie). Представлена более практичная одежда по сравнению с дебютом Фурнье.
Шифоновые блузки с оборками шоколадного цвета, длинные перчатки — тоже шоколадные, брючный костюм, камелия на поясе, борьба противоположностей — то появляется модель в платье с кринолином, а за ней дефилирует красавица в ультрамини с наброшенным на плечи кожаном пиджаке.

Несмотря на замечания Унгаро, показы высокой моды адаптируются к современности, и не в коем случае не являются архаизмом. Нынче дизайнер, помимо своего прямого назначения — еще и заправский шоумен: на заключение показов Готье выезжает на мотоцикле, Лакруа выскакивает в тапках, а финальный выход Гальяно в обличье мега-рок-звезды — зрелище увлекательное само по себе.

«Одежда Haute Couture должна и удивлять и вдохновлять. Как предмет одежды, модель от кутюр соблюдает определенные правила, как наряд — дерзко эти правила нарушает. Смелая фантазия в рамках традиций», — говорил не безызвестный создатель стиля «new look". Вспомним, Кристиан Диор всегда заострял сущность Haute Couture в своих моделях. «Искусство совершенства», — так отзывался он о Высокой моде.

А сегодня его слова звучат в интерпретации Карла Лагерфельда: «Вообще, если хочешь многого добиться в моде, нельзя делать вещи обыденными и подгонять их под вкусы других. Все всегда нужно делать как в последний раз».


И напоследок по поводу неимоверно высокой стоимости кутюрных представлений.
Не так давно, модельер Йоджи Ямамото решил попробовать себя в роли режиссера и поставил музыкальное шоу. Два вечера столицу Японии будут сотрясать взрывы и заливать многометровые столпы воды. Леденящая кровь история о последних самураях, падении Сегуната и реставрации монархии — все это на фоне неземной любви и беззаветной дружбы.
В сшитые им самим кимоно Ямамото нарядил звезд японского телевидения, кино и эстрады. Задействовано 500 артистов, 100 тонн воды и пиротехника. «За сохранность телевизионного оборудования во время представления авторы ответственности не несут», — предупреждают перед началом шоу.
А еще говорят, что Парижская Неделя Высокой моды — безумие с экономической точки зрения!

Оставить комментарий