Здравствуй, братишка!

Мы никак не ожидали в день рождения сына в нашей семье станет не на одного, а на целых двух родственников больше!

Скорее всего, не начни я в тот день искать старый детский пледик, ничего бы и не произошло. Но теперь мне кажется, все заранее было предопределено и то, что полезла на антресоли именно накануне родов, и то, что медальон лежал в одной коробке с пледом.

— Надеюсь, он прячется тут, — пробормотала самой себе, нащупывая большую плетеную коробку с крышкой. Неудобно, знаете ли, с десятитонным пузом стоять на табуретке и искать что-то среди старого хлама. Но у Антона все никак не доходили руки найти мне этот плед, да и вообще он считал блажью нашу семейную традицию пеленать новорожденного в старое покрывальце, связанное еще моей прабабкой. Я, признаться, никогда не была суеверной, но на девятом месяце внезапно вспомнила про него и решила во что бы то ни стало отыскать.

— А вот и ты! — радостно воскликнула, вытаскивая на ‘свет божий знакомый разноцветный плед. И тут же одновременно с моим счастливым возгласом раздался глухой стук — и на полу я увидела старинный серебряный медальон, принадлежавший когда-то матери супруга. Теперь вещица раскололась надвое. Я много раз держала его в руках, но никогда не подозревала, что он открывается. Думаю, не знал этого и муж — иначе он точно рассказал бы мне, кто эти два младенца, изображенные на черно-белых крохотных фото внутри медальона.

— Наверное, защелку заклинило от старости, — пробормотал Антон когда вечером я показала ему свою находку. Потому раньше мы не могли его открыть.

— А кто это на фото?

— Хм, не знаю, — пожал он плечами

— Мать никогда не говорила.

Мы одновременно вгляделись в миниатюрные лица малышей.

— Первый похож на тебя, — неуверенно предположила я.
— А второй — на первого, — нахмурился Антошка. — Может, это я с каким-нибудь двоюродным или троюродным родственником?

Но природа мужчин такова, что они легко забывают о самых интригующих загадках, быстро переключаясь на что-то другое. Я же не забыла о медальоне и через пару дней понесла его показать знакомой гадалке.

— Это брат твоего Антона, — безапелляционным тоном заявила та, едва увидев младенцев,— Брат-близнец.

— Что?! — опешила я,— Но у него нет никакого брата, тем более близнеца… Может, он умер в детстве и мать не хотела рассказывать об этом?

Гадалка взяла медальон, минуту повертела его в узловатых пальцах, что-то бормоча себе под нос.

— Нет, — выдала наконец,— Он жив. И где-то рядом. Скоро они встретятся.

Ее слова выбили меня из колеи. Брат-близнец? Скоро встретятся? Какой-то мексиканский сериал, ей-богу. К вечеру я разнервничалась так, что у меня начались преждевременные схватки.

— Антош, я переживаю за малыша, буду вызывать «скорую», — сообщила мужу по телефону.
— Хорошо, родная, я уже лечу, —взволнованно ответил супруг.

Когда меня привезли в роддом, доктор сообщил, что рожать буду сегодня. Положили в предродовую палату, и спустя минут пятнадцать туда заглянул мой Антон.

— Ой, извините, ошибся, — смущенно выпалил он, увидев меня, и скрылся за дверью.

До этого я ходила по палате, разминая спину, а тут встала, как громом пораженная. Что это было вообще?! Дурацкая шутка? Однако буквально через пару минут муж снова появился в палате.

— Милая, как ты? Я так волновался! Схватки уже начались? Какой интервал? Что говорят врачи?

— Так, стоп, — я непонимающе замотала головой,— Ты же только что заходил, почему…

И тут до меня дошло — он был совершенно по-другому одет!

— Господи, — ахнула я, зажав рот ладонью. — Антошка, по-моему, гадалка была права…

— Какая еще гадалка?

— К которой я носила медальон твоей матери… Она сказала, что у тебя есть брат-близнец и вы с ним скоро встретитесь. Не хочу пугать, но, кажется, он сейчас находится в этом же роддоме…

Я оказалась права: на следующий день супруг случайно встретил в больничном коридоре мужчину, похожего на него как две капли воды. Став выяснять, как же так произошло, что их разлучили, они нашли свидетельства того, что мать оставила одного из них в роддоме — самого болезненного и слабенького, уверенная, что крошка не выживет. Но мальчик выжил, вырос и, не подозревая о существовании родни, поселился в трех кварталах от нашего дома. Так в один день у нас появилось сразу два родственника — сынишка и его родной дядя.

Оставить комментарий