Я не люблю готовить. Ну и что?

Я не феминистка. Я мужчин обожаю. Я готова безропотно им подчиняться, на основании их собственного простого аргумента, что они — мужчины и сами решают, как лучше. Я способна нескончаемо долго быть жилеткой для скупых мужских слез, генератором энергии, ласковой кошечкой и без малейшего напряжения смотреть преданно в глаза. Я даже в силах отказаться от карьеры, если этого потребует семейное счастье. В общем, я бы могла претендовать на звание идеальной жены всех времен и народов, если бы не одно «но». Я терпеть не могу готовить. Совсем не люблю.


Сразу оговорюсь: «не люблю» — не значит «не умею». Умею, и довольно много блюд. Во-первых, мама всю жизнь была очень изобретательным поваром, во-вторых, сестра обучается в кулинарном лицее. Ну, а в-третьих, обе они методично внушают мне, что нормальная женщина обязана готовить еду. Причем не бутерброды с разными начинками, а кашу, суп, мясо, рыбу, тушеную капусту, жареную картошку, блины, пироги, голубцы, салаты … и компот. Причем каждый день. Три раза в день. И каждый раз — новое. И так всю жизнь. Пока смерть не разлучит нас с плитой.


Готовка стала для меня камнем преткновения. Когда я рисовала себе семейную жизнь, перед глазами вставала жуткая картина: утром я на кухне жарю яичницу, потом мою посуду. Вечером прибегаю с работы, спешно чищу картошку, опаливаю курицу, режу морковь и готовлю ужин. Потом мою посуду. Потом до трех ночи варю обед на три дня вперед, чтобы хоть завтра выспаться. Потом мою посуду. Но это еще цветочки. А вдруг его родители придут в гости на воскресный обед? Надо же будет им доказать, что сын выбрал им достойнейшую невестку. А если, не дай Бог, соберется компания или случится Новый год — я должна буду превратиться в радушную хозяйку и снова изобретать у плиты что-то особенное? И потом мыть за всей оравой посуду. А когда появится ребенок — он тоже будет есть, причем каждый день. А если учесть, что я всегда хотела троих детей… Нет, стоп, я с ума сойду!



Воистину путь к сердцу мужчины лежит через его желудок! Читая женские журналы, я постоянно натыкаюсь на рецепты разных вкусностей. Известные актрисы в один голос говорят: «Я знаю такие секреты домашней кухни, что мои мужчины жить не могли без моих блюд и без меня.» Или еще категоричнее: «Женщина начинается не с постели, а с кухни».


Да не люблю я готовить! Кто-то не любит петь или плясать, а я не люблю готовить. При этом к домашнему хозяйству отвращения не испытываю, наоборот: наводить чистоту и блеск в доме — занятие, на которое мне не жалко и выходной потратить. А если во время уборки нарядиться во что-нибудь минимальное и в таком виде водить тряпочкой по полу или вытирать пыль с верхних полок — любимому уборка тоже очень понравится. Правда, немного затянется.


В общем, я умею все. Но вот готовить — увольте. Бальзамом на мою истерзанную душу пролился рекламный плакат с Андрианой Скленариковой. Топ-модель с рекордно длинными ногами демонстрировала свой бюст, соблазнительно выпуклый в Wonderbra, а под всем этим великолепием была надпись: «Я не умею готовить. Но какое это имеет значение?». В самом деле, разве о совместной кухне задумывается мужчина, глядя на формы Андрианы? Вот если бы подобное заявление сыграло в реальной жизни! А уж если облачить мой и без того роскошный третий размер в тот самый Wonderbra…


А помнишь бородатый анекдот про студенческую пару, которая питалась одной любовью? Как-то муж пришел домой, а жена уселась голой пятой точкой на батарею и воркует: «Разогреваю ужин, дорогой». Впрочем, на одном сексе тоже долго не протянешь. Тем более, если последний особенно удался, аппетит появляется прямо-таки волчий. Актуальная проблема, стало быть?


Думаю, не последнюю роль в формировании моей неприязни к кухне сыграла работа на телевидении. По утрам я обходилась чаем, днем ела что-то в буфете, в перерыве между съемками или — чего греха таить — на фуршетах грызла печенье с кофе, а вечером у меня хватало сил только на то, чтобы упасть мертвым телом на кровать, не смыв макияж. Но работа нравилась. Коллеги, существующие со мной в одном режиме, мрачно шутили, что гастрит — профессиональная болезнь журналистов и что в среднем наш брат живет до 38 лет — в том числе из-за этого самого гастрита. К тому же я — человек довольно неприхотливый и могу спокойно питаться бутербродами, овсяными хлопьями и всякими полуфабрикатами. А когда хочется домашней еды — тогда я надеваю фартук и сооружаю что-нибудь серьезное. Но заниматься этим каждый день…


Как же быть? Я слышала о девушке, которая сразу после свадьбы (умница, что не накануне) объявила новобрачному, что она не умеет и не собирается уметь: стирать, гладить, мыть, чистить, подметать и готовить. Влюбленный муж во время медовой недели мужественно питался в кафе и столовых. Вторую неделю он готовил сам, что умел. В начале третьей он взбунтовался и потребовал от жены нормального ужина. Она же в ответ назвала его деспотом, готовым приковать ее к плите, холодильнику и раковине в ее лучшие годы, напомнила о своем предупреждении, деликатно пригрозила разводом и заперлась со слезами в комнате. На другой день горемычный супруг постучался к ней с букетом роз и пообещал впредь разговоров о еде не заводить. С тех пор в их семье готовит муж. Сама она начала проявлять интерес к процессу приготовления пищи, лишь когда в доме появилась микроволновая печь, ультрасовременная плита и целый арсенал кухонных комбайнов и тефлоновой посуды.

Как видишь, в ее случае все устроилось просто чудненько. Может, она этого и добивалась с самого начала?


Так что же делать, если всей душой ненавидишь делать мыть линолеум, или вытирать пыль, или прогуливать собаку, или готовить?

Есть три варианта:


1. Нанять домработницу.


2. Оснастить дом сверхмощной бытовой техникой, которая, если верить рекламе, «превращает уборку в удовольствие». И не забыть о моющих средствах.


3. Разделить обязанности с мужем. Например: «На тебе — ежедневно протирать мокрой тряпкой коридор и кухню, на мне — наводить порядок в ванной и в туалете. Тебе — посуда, мне — ковры. Тебе — сегодня готовить обед, мне — завтра». Так будет честно. Остается только убедить в этом мужчину. В конце концов, домашнее хозяйство — это не исключительная прерогатива жены, а такое же общее дело, как пополнение семейного счета или воспитание ребенка. И, между прочим, настоящие повара-мужчины с Востока (вах!) — уверены, что женщину вообще нельзя к плите подпускать: слишком ответственное дело.



Что касается меня, то, если мы с любимым дойдем до алтаря, я предложу ему взять готовку на себя. К моему счастью, сейчас кулинарит только он.

Оставить комментарий