Арахномания

Домашний
любимец Людмилы Засориной — зрелище не
для слабонервных. У него восемь длинных лап и восемь глаз. Потому
что он — тарантул.


В последние два-три года мода на экзотических питомцев набирает
обороты. Кого только не заводят себе юный натуралисты: лягушек и тараканов,
крокодилов и ящериц… Можно купить их за бешеные деньги в магазине диковинок.
А можно поймать у себя на даче. В азиатской части России нередко встречаются
пауки — младшие братья огромных волосатых чудовищ, знакомых по фильмам
про далекую Африку. Они тоже называются тарантулами, хотя не так велики
и, в отличие от своих тропических родственников, для человека не опасны.

— Сижу я вечером, книжку читаю, — рассказывает Людмила, бухгалтер, — и
вдруг слышу — тык-тык-тык-тык… — стучит коготками
по полу. Такой топот… Думаю: что-то не ладно!.. Смотрю — он уже
под стул забежал и так стоит на задних лапках, передние поднял, будто
к броску готовится. Я закричала… Муж прибежал, я замерла, не шевелюсь
— вдруг он на движение реагирует! Муж взял банку, накрыл его… Теперь
так и живет.


Светло-коричневый мохнатый паук размером с крупную вишню
живет у Людмилы дома уже целый месяц. В той самой банке, куда хозяева
насыпали песка. Питается мухами, кузнечиками
и мотыльками, роет норки и оплетает стеклянные стены паутиной. Его хозяйка
очень надеется, что любимец благополучно перезимует.


А началась вся эта история в 1995 году:
— Тогда у нас было наводнение. После него и появились эти пауки — наверное,
их принесло вместе с водой. Первый, которого мы поймали, был вообще огромный
— размером чуть не с блюдце. Мы были просто шокированы! А мама моя в молодости
жила в Монголии. Она сразу сказала: «Ребята, это тарантул!» Потом их у
нас многие ловили — вылезают каждый год в конце лета… Находили их в
огороде, в теплице, даже дома.
Я в собственное подполье боялась спускаться. Теперь они стали поменьше
— наверное, приспособились к нашим условиям и мутировали. Вообще тарантулы,
говорят, ядовитые, но я ни разу не слышала, чтоб они кого-то здесь укусили.


Тарантул: не мутант и не ежик

— Я с этим пауком уже лет десять разбираюсь, — сотрудник
института биологии, арахнолог Сергей Данилов машет рукой. — Вид известен
давно, но в науке до сих пор не описан. У него даже видового названия
нет. Это, действительно, тарантул.


Тарантулами арахнологи называют несколько видов крупных
волосатых ядовитых пауков, от южноамериканских до африканских. Близкий
вид водится в Средней Азии, в Монголии, в Китае. Пойманный Людмилой —
один из самых крупных в Восточной Сибири, по латыни называется «Lycosa
species». Это никакая не мутация монгольского паука, а совершенно нормальное
животное.


В том, что тарантул мог стучать по полу коготками, ученый
сомневается — это же не ежик! Если вы тоже поймаете такого паука, то дома
его держать вполне сможете. Вот только в банке ему, пожалуй, тесновато.
Лучше сделать террариум. Кормят пауков мухами, зимой можно тараканами.
Но обязательно живыми! Мертвых насекомых ни один паук есть не будет. Но
вот долго радовать вас такой питомец не сможет: как правило, жизненный
цикл российских пауков — всего год. Потом тарантул просто умрет от старости.


Что же касается ядовитости, то пауки вообще практически
все ядовиты. Но по-настоящему опасный вид на территории бывшего Союза
только один — это каракурт. И то — верблюд от его укуса погибнет, а стопроцентно
достоверных случаев смерти человека от укуса каракурта не зарегистрировано.
«Licosa» же для человека не опасен.


Амблистома для души

В круглом аквариуме на ножках плавает нежно-розовое, почти
белое существо размером с почтовую
открытку, похожее на черноглазую ящерицу с крупной лягушачьей головой.
Это аксолотль — родственник тритонов и динозавров, личинка мексиканского
земноводного амблистомы. «Очень древнее животное, — рассказывает хозяйка
Наталья Алексеевна. — И очень интересное».


У эколога Натальи Щепиной дома пара тритонов, шпорцевые
лягушки, амблистома, черепаха…. Завела их Наталья Алексеевна не экзотики
ради, а для души. Раньше она работала на станции юных натуралистов, а
когда ту за недостатком финансирования закрыли, забрала оставшиеся «объекты»
домой. Думала написать диссертацию, но так и не собралась. Вот и остались
необычные животные в городской квартире, став за 4 года такими же любимцами,
как пудель Белла и шесть волнистых попугайчиков.
— С земноводными все началось давно, еще в 1989 году. У меня ребенок
обокрал аквариумный кружок. Выломал окна, унес компрессоры, рыбок… А
папа у него, оказалось, работает в милиции. И когда я написала заявление,
этот папа узнал и принес и подарил мне лягушек, чтоб загладить вину.


С тех пор у Натальи Алексеевны сменилось не одно поколение
поющих лягушек. Они «вальсируют» в аквариуме во время брачных игр, исправно
мечут икру, а по ночам оглашают квартиру пением, напоминающим тихое тарахтенье.
Постепенно лягушки стали для Натальи Алексеевны чем-то большим, чем просто
хобби — это уже «часть души». Она собирает календари и плакаты с фотографиями
квакушек, записывает пословицы и стихи, с удовольствием рассказывает об
их роли в мировой мифологии и уникальных свойствах.


В соседней комнате в аквариуме уже 12 лет живут два тритона.
Самочка недавно захворала — у нее отвалился кончик хвоста. Но для тритонов
это не проблема: она уже начала отращивать новый. В случае чего может
вырасти даже лапка, такое уже на памяти Щепиной бывало.


А вот гордости маленькой коллекции — «мексиканскому чудовищу»
аксолотлю — не повезло: еще семь лет назад собратья объели его жабры,
которые обычно торчат вокруг шеи, как пышный воротник. Новые почему-то
не выросли. С тех пор аксолотль дышит только кожей: легких у него нет.

— Это еще не взрослое животное, а личинка, — объяснила Наталья Алексеевна.
— Есть такое мексиканское хвостатое земноводное — амблистома. Они, как
тритоны, дышат легкими. А их личинки — так же, как головастики у лягушек
— жабрами и кожей. Их когда нашли в природе, то было очень удивительно.
Даже не сразу поняли, что это одно и тоже животное: они могут как угодно
долго оставаться в личиночной стадии и даже размножаться. Ему поэтому
сперва и дали другое название — аксолотль. В переводе с ацтекского — играющий
в воде…


Питомец Щепиной взрослеть, видимо, уже не собирается. Его
можно превратить в амблистому в лабораторных условиях, впрыснув гормон
щитовидной железы. Но поскольку он — последний экземпляр, экспериментировать
Наталье Алексеевне не хочется. Нового «аксолотлика», как его ласково называют
дома, купить не так просто.


Наталья Алексеевна искренне расстраивается, что не может
посвящать любимому делу все свободное время. Впрочем, у нее есть помощники:
«Юные натуралисты, — смеется она, — мама и тетя. Ухаживают, воду меняют,
кормят…»


Хлопот с необычными питомцами бывает достаточно, но отдавать
их кому-то хозяйка боится. Хотя требования к содержанию амфибий несложны,
но малейшее от них отступление может привести к гибели нежного животного.
Не сменили вовремя воду, особенно после кормежки — вред. Выбралась лягушка
из аквариума, кожица высохла — и она задохнулась. Один из аксолотлей,
аквариум с которым оставила на окне под
солнцем небрежная лаборантка, погиб от перегрева. Может быть, поэтому
людей, любящих лягушек и занимающихся ими, не так много. У неспециалистов
же они часто гибнут от неправильного ухода. Поэтому, если ты тоже решишь
завести лягушку или тритона, подумай: их, конечно, не нужно выгуливать
и дрессировать, как щенков, но заботы земноводные потребуют ничуть не
меньше. А беречь и любить, по мнению Натальи Алексеевны, нужно не только
заморских, но и наших российских земноводных. Ведь почти треть из существующих
у нас видов уже занесены в Красную книгу.

Оставить комментарий